Run To The Hills - Брюс Дикинсон (I)

Брюс Дикинсон (I)

На тот момент, когда Maiden увольняли Пола ДиАнно, со стороны казалось, что они ввязываются в большую авантюру. Однако оказалось, что это событие было лучшим из всего, что могло с ними произойти. Оглядываясь назад, несложно заметить, что Maiden достигли всего, что они могли достигнуть вместе с самозваным кокни, выступавшем в роли фронтмена. Они успешно завоевали Европу и Японию с Полом. Теперь же, будучи готовыми завоевать США с помощью своего третьего альбома, им было необходимо, чтобы фронтмен группы отвечал требованиям для выполнения этой задачи. Ясно, что Пол ДиАнно не был тем, кто смог бы этому способствовать.

Искренне озадаченный все более увеличивающимися требованиями к нему, как фронтмену, Пол стал заметно отклоняться от помощи Maiden в попытках выйти на более высокий уровень.

С другой стороны, Брюс Дикинсон, будучи на тот момент вокалистом Samson, которого Maiden в итоге приняли на работу, не обладал подобными комплексами. Там, где заканчивались мечты и амбиции Пола ДиАнно, только начинались стремления Брюса. Как и Стив Харрис, с тех самых пор, как ему исполнилось 13, и он приобрел первый альбом Deep Purple “In Rock”, он мечтал, как минимум, стоять на самой большой сцене в мире. Прославившийся сейчас как автор песен, пилот, режиссер, ведущий на радио и MTV, как отличный сольный музыкант и отец трех непоседливых ребятишек от своей второй жены Пэдди, мы иногда забываем, что Брюс Дикинсон один из величайших белых рок музыкантов, появившихся на международной сцене со времен легендарных блюзовых британских вокалистов Роберта Планта, Пола Роджерса и его кумира Яна Гиллана. В музыкальном плане без преувеличений можно сказать, что он и Maiden созданы друг для друга. Как сказал Стив Харрис: «Если быть честным, то именно манеру исполнения Брюса я и представлял изначально в своих песнях, еще в ранние годы Maiden. Просто Пол появился раньше».

Пол Брюс Дикинсон (Paul Bruce Dickinson) родился 7 августа 1958 года в Уорксопе (Worksop), маленьком шахтерском городке в графстве Ноттингэм. Хотя его первое имя Пол, он с детства предпочитает, чтобы его называли вторым именем – Брюс. Его родители были еще подростками, когда поженились, а незапланированное появление малыша Брюса как раз и подтолкнуло их к этому, потому как дело происходило в Англии 50-х, когда аборты были пока еще запрещены в стране. Едва закончив школу и будучи практически без средств к существованию, молодая пара поначалу была вынуждена жить вместе с дедушкой и бабушкой Брюса, которые взяли на себя часть ответственности за первоначальное воспитание ребенка. «Я был своего рода случайностью», – признает Брюс, «Моей маме было около 16 или 17, когда она забеременела, а моему отцу примерно 17-18. Впоследствии они поженились, и я появился на свет через 4 или 5 месяцев после этого события. Моя мама работала полдня в обувном магазине, а отец служил в армии. Он был механиком по моторам, но потерял свои водительские права, и, будучи обыкновенным разгильдяем, тогда он решил: «Ну, все к черту» и пошел в армию добровольцем. Работа оплачивалась лучше и, кроме того, он смог сразу же восстановить свои водительские права. Из своих воспоминаний могу сказать, что меня воспитывали скорее мои дед и бабушка, нежели родители, поскольку последние были слишком молоды. Мой дед был забойщиком в местной каменноугольной копи, а бабушка была домохозяйкой, которая изредка подрабатывала, делая прически в одной из комнат. Моей первой школой была Мэнтон (Manton), которая была известна как крайне неблагополучная – все местные ребятишки ходили туда – но я ни разу не столкнулся с тем, за что школа была названа неблагополучной. Это были отличные времена. Я вспоминаю свои школьные годы тех лет как очень счастливые».

На тот момент, когда Брюс был уже готов пойти в школу, его родители переехали из Уорксопа и оставили его вместе с бабушкой и дедушкой, пока они обосновывались в Шеффилде, ближайшем городке, где работа была в изобилии.

«Мои родители переехали, потому как работы было много в Шеффилде. Я не чувствовал, что у меня есть мама или папа. Отца мне заменил мой дед. Он был хорошим человеком. Ему было лет 40 на тот момент и это отличный возраст для того, чтобы стать дедом. Я помню, как он учил меня боксировать. Он научил меня драться до того, как я пошел в школу. Он говорил: «Если тебя кто-то обидит в школе, просто побей их всех. Умей постоять за себя и не позволяй никому запугивать тебя». А на следующий день меня отослали обратно домой из школы, потому что я бил всех подряд! После этого случая он прочитал мне строгую нотацию насчет того, когда можно бить людей, когда нельзя. Во многом, думаю, я был сыном, которого у него никогда не было. Но для бабушки я всегда был маленьким ублюдком, который отнял у нее дочь. Она говорила, что когда смотрела на меня, то всегда видела моего отца, а я был на него чем-то похож, особенно чертами лица».

Когда он был в хорошем настроении, то имел привычку в одиночестве затаиться за диваном и отказывался шевельнуться, когда был чем-то расстроен («Я не желал, чтобы кто-либо меня видел»). Первое знакомство Брюса с музыкой состоялось в парадной комнате родителей, во время танца под «Твист» Чабби Чекера. «Моя бабушка и дедушка обычно ставили пластинку, а я танцевал твист для всех. В эти годы, конечно же, кажется, что это здорово». Первая пластинка, которую он приобрел, была Beatles “She Loves You”.

«У нас был граммофон, и я без устали уговаривал своего деда купить “She Loves You”, которая несколько недель держала первые позиции в чартах и это была одна из тех пластинок, которую обязан был иметь каждый. И может из-за этой песни, я не помню точно, но мне сторона “В” нравилась гораздо больше, чем сторона “А” и именно в тот момент я начал слушать музыку и определился с тем, что мне нравится, а что нет. Я помню, как мне еще нравилась сторона “В” сингла Gerry And The Pacemakers, который назывался ‘I’ll never Get Over You’. Позже на нашей улице появился парень, у которого была электрогитара, и все об этом перешептывались. Мне было лет пять, и я помню, что вид этого паренька с гитарой стало одним из самых больших потрясений в моей жизни. Он был подростком – ему было может лет 16 – и я смотрел на него, как на бога. У него были длинные волосы – ну, длинные для того времени, они едва опускались до его ушей и у него были остроносые туфли. Понимаете, он выглядел так, будто только что вышел из телика».

И хотя большую часть времени ему, очевидно, разрешали смотреть телевизор, но все-таки было некое ограничение, потому как для ребенка «телик» мог стать пагубным фактором в том смысле, что интересы Брюса к поп-музыке могли получить свое развитие.

Когда он подрос, двумя его любимыми телепрограммами были Jukebox Jury – телевикторина о поп-музыке, где группа экспертов, состоящая из знаменитых гостей, должна была высказаться о новых релизах недели, голосуя за то, станут ли они хитами или нет; и вторая программа - Doctor Who — путешествующий по Вселенной «Доктор» и его долгие битвы с такими футуристическими врагами-пришельцами, как Далекс (Daleks) и Кибермэн (Cyberman). «Я всегда смотрел Jukebox Jury, потому что эта передача шла как раз перед Doctor Who в субботу вечером», – объясняет он, «Потому Jukebox Jury и Doctor Who остались неразделимыми у меня в памяти. Восхищение, испытываемое мною, когда я видел The Beatles в Jukebox Jury, сравнимо было с тем восторгом, который я испытывал, когда видел Кибермэна и Доктора. Они были для меня кем-то с другой планеты».

«Я вообще-то не увлекался научной фантастикой. Скорее научными фактами. Я был зачарован Луной и космосом, находил огромные листы обоев и чертил планы своего собственного космического корабля, оборудование для навигации и все остальное. Крайне детальные планы, к слову. Та же история и с подводной лодкой, которую я нарисовал, когда мне было девять. По плану, ее надо было построить из мусорных ящиков, сваренных вместе. Она предполагалась размером около 3 футов. Мне нравилась мысль о жизни под водой, как Капитан Немо, или же плыть в космосе или где угодно, но не в реальном мире. Я был очень увлечен первой беспилотной высадкой на Луне в самом начале 60-х. Я помню, что изо всех сил пытался объяснить своей бабушке, как это было важно, потому что она собиралась газетой, где была заметка об этом, разжечь огонь. Я ей сказал: «Ты не можешь это выбросить». Я и не знаю, что она, на мой взгляд, должна была сделать с газетой на тот момент. Я просто чувствовал, что событие было слишком важное, чтобы выбрасывать все в огонь. Но это были 60-е. Взрослея в те годы, я чувствовал, что возможности для человека неограниченны.

В Шеффилде родители Брюса обустроили дом, и нашли постоянную работу. Туда же приехал и Брюс, когда ему было 6 лет. «Они никогда не слушали музыку», говорит он. «Мои родители были нацелены только лишь на зарабатывание денег. Все было непривычным. Они были очень строгими. Позже я узнал, что они много где бывали. Они выступали дуэтом в представлении пуделей, прыгающих через обручи. Мама много танцевала, занималась бальными танцами. У нее была красивая фигура. Она выиграла стипендию в Королевском колледже балета (Royal College of Ballet), но моя бабушка ее не отпустила. Потом она забеременела. Все было похоже на ад, а танцы были ее билетом оттуда, билетом из Уорксопа, из обувного магазина. В общем, у них была иная жизнь, неизвестная мне, тогда еще ребенку».

Единственной путеводной нитью Брюса была старая акустическая гитара, которую отец приобрел когда-то, но больше на ней не играл. «Она на самом деле была паршивой, но я был зачарован ей. Это было страшное старье, на котором было совершенно невозможно играть. Не думаю, что кто-то смог бы извлечь из нее какие бы то ни было нормальные звуки; сам же я обычно крепко ее хватал и сильно бил по струнам. Гитара издавала ужасный звук, а мои пальцы покрывались волдырями».

Когда Брюс переехал в Шеффилд, его отправили в известную неблагополучную школу Мэнтон (Manton), здание выглядело, как дома из Беверли Хиллз 90210 (Beverly Hills 90210). «Здание школы называлось «Manton Top» и, насколько мне известно, оно еще стоит на месте», рассказывает Брюс, «Я не знаю на что оно похоже сейчас, но тогда оно напоминало Колдиц (Colditz) [еженедельная многосерийная телепьеса о жизни английских и союзных военнопленных в фашистском лагере Колдиц во время второй мировой войны. Передавалась по BBC 1 с 1972 по 1974 – прим. пер.]», – вспоминает Брюс со злой улыбкой. Как нового ученика в классе, его очень часто били и задирали, поэтому родители забрали сына оттуда и отправили в небольшую частную платную школу, которая называлась Sharrow Vale Junior.

«В «Мэйнор Топ» я был около полугода», – рассказывает он, «Затем мы переехали. Мы часто меняли дома, чтобы заработать на этом; мои родители покупали дом, ремонтировали его, затем продавали, покупали новый и всё начиналась заново. Существенную часть жизни я провел на строительной площадке. Но мои родители, тем не менее, были вынуждены работать и на сцене, чтобы заработать. Затем они приобрели пансионат, и мой отец купил обанкротившийся гараж. Я помню, как он продавал старые машины во дворе».

« »

На правах рекламы:

Путевки в Черногорию с турагентством http://bpperm.ru/ - горнолыжные туры!