Run To The Hills - Восхождение на вершину (III)

Восхождение на вершину (III)

"Оформление, как обычно, было с изюминкой", - комментирует Род. "Как раз в то время Мэгги была с визитом в СССР, и из-за жесткой позиции ее окрестили "Iron Maiden". Эдди счел это за оскорбление." В общем, "аз есмь царь", как говорил Иван Васильевич. Однако как сама премьер, так и ее сторонники шутку не поняли, и на Мэйден посыпался град гневных упреков в дурном вкусе и замечаний о недопустимости подобного поведения, так что обложка вскоре была подвергнута цензуре. Тем не менее вся эта история только способствовала повышению внимания к группе, что во время тура было весьма кстати.

Действительно, популярность Мэйден стремительно росла. Это было великолепно, но проверку ею дано выдержать не всем. Пол слишком переусердствовал, отмечая успех каждого концерта, и стал терять голос. "Все было так плохо, и к тому же все выглядело так, будто он жаловался на это каждый раз", - поясняет Стив. "Вся проблема была в том, что мы не знали, когда он снова начнет. Он начал сетовать на потерю голоса еще на туре с Пристами. Но к тому времени, как мы отправились в свой собственный тур, он раздул из этого целое дело, впору было начать беспокоиться. Когда же он был на сцене, то был вполне нормален. Все это выглядело как привлечение внимания. Он хотел, чтобы за него переживали. Не знаю, было ли это из-за нервов, но иногда он буквально валялся на полу в гримерке, стеная: "О-о, я не могу, вам придется сделать это без меня!" Но мы меньше всего на свете хотели выйти к публике без вокалиста, так что мы тратили целую вечность суетясь вокруг него, пытаясь улучшить его самочувствие." Но однажды, перед концертом в "Central Hall", Гримсби, нервы у басиста не выдержали, и группа вышла на сцену без вокалиста. "Под конец он все-таки появился и даже спел несколько вещей, но все равно выглядело это так, будто он приполз на сцену со смертного одра," - горячится Стив. Пол признает сейчас, что тогда он "был двадцатидвухлетним юнцом, тогда как группа была хэдлайнером большого тура, и не знал, как со всем этим справиться." Что ж, он, вероятно, действительно старался. Но этого, по мнению Стива, было недостаточно.

И это не пустые слова - Стив не просто жил Мэйден, отдавая группе все свои силы и душу, но еще и заставлял себя и всех принимать непростые решения, если игра стоила свеч. Он договорился с Родом о том, что никто не будет получать денег, которым было уже самое время появиться после попадания альбома в первую пятерку. Все шло на поддержание концертной деятельности. Разве что Дэннис, поскольку у него была семья и двухлетняя дочь, получал немногим более обычных для остальных 60 фунтов в неделю. Но так было нужно. "И это сработало," - говорит Стив. "Мы бы не смогли закончить ни один из больших туров в том году, если бы мы так не поступили."

Тем временем было уже пора выдать концертную серию в Европе, где группа появлялась лишь набегами на нескольких фестивалях. После выхода "Iron Maiden" группу там уже ждали. И Род вместе с Джоном Джексоном совершили настоящий подвиг: в то время как первый решил все соответствующие вопросы с EMI, второй выбил приглашение для группы от самих KISS, которые как раз готовились к европейскому турне - кстати, первому для них самих, которое можно считать действительно масштабным. Начало было запланировано на август, и первым KISS принимал Рим. Стоит ли говорить об огромной, ни с чем не сравнимой важности для Мэйден этих выступлений перед десятками тысяч потенциальных фанатов! "Неважно, во сколько бы это для них обошлось, это было просто нельзя пропустить," - утверждает Джон.

Надо сказать, что для Рода это было подвигом в полном смысле слова. Дело в том, что прежний глава A&R Брайан Шеперд оставил свой пост, а его место занял Тэрри Слейтер, который в отличие от своего предшественника отнесся к Мэйден весьма прохладно. А дело было нешуточным - требовалось порядка 30 тысяч фунтов. Что ж, "пришлось заняться политикой," - рассказывает менеджер. "Я просто ходил повсюду и агитировал всех, кого знал. Там был парень по имени Чарли Уэбстер, один из менеджеров, кто был за нас, и конечно, Мартин Хэксби, который был с нами с самого первого дня. И Ричард Литтлтон, кто был тогда начальником международного отдела. И я побывал у всех и сумел сделать так, что они врубились во все до такой степени, что убедили друг друга дать нам деньги." Разумеется, все это было не только чертовски непросто для Рода: это было если и не криминалом, то по меньшей мере деятельностью, далекой от корпоративных правил. Главным по выражению Рода было "не обгадиться". И тАк нервничая, он постоянно бегал в офисы Мартина и Ричарда, докладывая о расходах и давая тем самым понять, что деньги не уходят непонятно куда, как частенько бывает. "В конце концов мы сказали ему: "Эй, все нормально, довольно уже. Мы тебе доверяем." Так оно и было," - вспоминает Мартин. Род буквально не давал никому ничего тратить, за что и получил кличку "Smallwallet", то есть "Тощий Бумажник".

IRON MAIDEN впервые выступили на разогреве у KISS в Лиссабоне, на следующий день после фестиваля в Рединге. Европейские фэны, которых было уже немало, принимали Мэйден на ура: их дебютный альбом продавался просто великолепно, а концерты... "Мы играли на этих огромных стадионах в Италии, и фэны Мэйден дрались с фэнами KISS!" - вспоминает Стив. Что тут еще сказать!

Несмотря на столь шумные разборки фанатов по поводу того, чья любимая группа круче, общение самих рокеров проходило, как говорится, в теплой, дружественной обстановке. В один из первых дней Джин Симмонс даже зашел в гримерку Мэйден и начал нахваливать их альбом. Пол попытался было подколоть его, заявив, что тот наверняка не слышал ни одной песни, но Джин тут же назвал все песни, доказав обратное. Более того, он даже попросил у Стива и компании мэйденовскую футболку. Это было вдвойне приятно, поскольку Симмонс всегда предпочитал носить футболки исключительно с надписью "Kiss". "Но если бы у меня была одна с именем группы, которой суждено попасть прямо на вершину, я бы не возражал," - отшутился тогда Джин, уже разглядевший в новичках мастеров.

Однако пока Мэйден были именно новичками, и не только на сцене - юнцов постоянно тянуло на подвиги, и истории иногда получались весьма неприятные. В начале сентября, когда KISS заезжали в Соединенное Королевство, у Мэйден образовались небольшие каникулы: на родине им было уже не к лицу кого-либо разогревать. Посему горячие британские парни решили съездить на недельку на курорт в Лидо Де Джесоло. Однако несмотря на все достоинства этого солнечного местечка на Адриатике, главной прелести - девушек - там практически не оказалось. По иронии судьбы Мэйден попали туда, где предпочитали коротать деньки пенсионеры. Больше других, похоже, страдали Дэйв с Родом. Именно им, изрядно набравшимся, пришла в голову мысль, с их точки зрения просто гениальная: устроить дебош и оказаться вышвырнутыми из отеля. Наивные уроженцы Туманного Альбиона полагали, что итальянцы при этом отдадут им заплаченные вперед деньги. Сказано - сделано. Вооружившись выкидушкой Пола, ночью приятели вломились в закрытый бар, сработала сигнализация... В общем, ребята не только не получили денег, но и вынуждены были заплатить 300 фунтов сами.

Тем не менее 11 сентября Мэйден снова поехали по Европе вместе с KISS, на этот раз в Германию. И вскоре это происшествие стало казаться сущим пустяком на фоне разгорающегося конфликта группы с Дэннисом. Судя по всему, просто дала знать о себе разница в возрасте. Во всяком случае, именно это явилось первопричиной всех проблем музыкального и психологического плана, хотя Стив и Род пытались объяснить все иначе.

"Проблема с Дэннисом была, думаю, с самого начала," - утверждает Стив, "Но всерьез она проявилась на том туре с KISS. Дело было не столько в игре, сколько в его личных качествах. Вначале мы действидельно ладили, как вы знаете. Он тоже болел за "Уэст Хэм", так что все было в порядке. Но, откровенно говоря, Роду он не понравился с самого начала. Род сразу увидел, что он не подходит для группы. Он не говорил, что он не подходит, он говорил, что сомневается в нем, что не убежден в том, что это правильный выбор. А я отвечал: "Да ладно, по-моему, он - то, что надо," - это так и было. Единственное, о чем я начал беспокоиться - принадлежало ли его сердце по-настоящему, полностью тому, что мы делали. Он сказал, что так оно и есть, и ему поверили на слово. Но позже, через несколько месяцев, я начал осознавать, что совершил ошибку. Я действительно думаю, что он был увлечен совсем другим. Я имею в виду, что он перся от THE EAGLES, THE DOOBIE BROTHERS и всего такого прочего. Что ж, кое-что из этого мне тоже нравилось, но сердце мое к этому не лежало, я бы не хотел играть это на концертах, понимаете? Но сущность идей, исходящих от Дэнниса, или все то, с чем он забавлялся на саундчеке, это заставляло почувствовать разницу. Скажем, если бы я решил устроить джем на саундчеке, я бы нарезал вещи BLACK SABBATH или MONTROSE или что-то вроде этого, понимаете, о чем я? Чтоб был полный улет! А от тренькал что-то вроде 10CC и THE EAGLES... Я не говорю, что ему не нравилась музыка Мэйден, полагаю, что он чувствовал, что это хорошая музыка, и с удовольствием играл ее. Но Дэннис из таких, кто может играть все, что угодно, и так же получать удовольствие. Не думаю, что сердце его было на все сто с нашей музыкой, и это стало приводить к проблемам. В целом его отношение к нам становилось каким-то непонятным. Просто ему многое не нравилось. Он любил выпить, что само по себе меня не напрягло, поскольку это не мешало его игре, но иногда он становился агрессивным. И все, что исходило от него, заставляло задуматься. То, что касалось музыки, к примеру, собственно направление, по которому мы двигались. Он ставил под вопрос все фундаментальные вещи, что мы хотели претворить в жизнь, и это становилось все более очевидно для всех, не только для меня - то, что это выглядело практически как попытки вести нас куда-то еще. Это не было связано с возрастом: одна из причин того, что в свое время был выбран именно он, заключалась в том, что я думал: "Он опытный, он хороший музыкант, и это нам очень кстати." Но стало ясно, что он просто не принадлежал Мэйден."

Дэннис, однако, воспринимал все происходящее тогда совсем по-другому: "Поскольку я уже привык работать с хэдлайнерами вроде Кво, я знал, что это такое - быть в дороге. Иногда приходится быть в обществе друг друга так подолгу, что уже становишься сыт по горло общением с кем-либо из этой компании. Сам по себе тур с KISS был великолепен, потому что мы не были хэдлайнерами, и терять нам было нечего. Но то, что происходило, заключалось в том, что мы приехали в Европу и много путешествовали, сидя рядком в автобусе. Можете себе представить: ты устал, нет даже кровати, едешь много миль - легко стать раздражительным, и вот когда люди начинают разборки и расстаются. Внезапно мелочи становятся важными, а отношения натянутыми... Я слушал самую разную музыку: THE EAGLES, STEELY DAN, Джорджа Бенсона, так же как и рок вроде VAN HALEN, JOURNEY, TOTO. Я музыкант, и я просто люблю слушать саму игру. И когда я расслабляюсь, я слушаю самые разные вещи. Вы знаете, наушники на заднем сиденье автобуса и просто слушаешь... Но разъезжая в автобусе группы, всем, что я мог слышать, были только эти хэви-металлические кассеты и тому подобное. Я хочу сказать, что многое было просто замечательным - VAN HALEN, JUDAS PRIEST, UFO, я могу проводить время под их музыку. Но не 24 часа в сутки, каждый день недели, 52 недели в году, понимаете? Так что временами я предпочитал сойти с автобуса группы и путешествовать с дорожниками. Я просто наслаждался проведением времени с ними, им все было не в диковинку, и я любил бывать в их компании, они были такими забавными и открытыми. Я всегда сам таскал свое оборудование повсюду и помогал им. Я даже водил грузовик временами, просто чтобы развеять скуку и заняться чем-то другим. Путешествовать каждый день в автобусе может быть чертовски скучно, и я любил разнообразить события, насколько это было возможно. Я всегда интересовался тем, как все работает, и дорожники объясняли мне... Я ладил также и с KISS: выпивал и закусывал с парнями, когда они избавлялись от масок после шоу. Мой день рождения пришелся как раз на тур, и KISS устроили вечеринку и надарили мне классных подарков - я помню, что получил американский пожарный шлем от Пола Стэнли. Как и я, они были постарше [Мэйден], и мы просто ладили. И начиная с какого-то времени, мне нравилось ездить с KISS больше, чем с группой. Что напрягало Рода, поскольку он хотел, чтобы группа все время была вместе, словно банда. Вот где возникла для меня проблема."

Начались споры и неприятные разговоры, в том числе и с Родом. "Моя позиция," - продолжает Дэннис, - "была такова: пока я там, доволен и играю, то в чем проблема? Но его это не устроило, так что он заявил, что мне придется ездить вместе с группой. Ничего вроде "ну, а не то..." не прозвучало, но он ясно дал понять, что мне следует поступать так, как он говорит. Он даже начал наезжать на меня по поводу музыки, которую я слушал. Я ответил: "Извини, но с этим я ничего поделать не могу."

Дэннис продолжал жить так, как считал нужным. Вероятно, он воспринимал все это недостаточно серьезно, а может, просто считал ниже своего достоинства выполнять приказания с его точки зрения неопытных и заносчивых юнцов. Скорее всего, и то и другое. Но коса нашла на камень. Стив с Родом не желали смириться с тем, что кто-то из группы позволяет себе слишком много вольностей и нарушает столь необходимую для решающего броска к славе спаянность состава. Можно долго рассуждать о том, насколько такая позиция была целесообразна и этична (впоследствии Дэннис вел с журналистами необычайно бурные дискуссии, называя Стива не как нибудь, а "Старшина Харрис"), но, как говорится, победителей не судят.

Последнее мэйденовское шоу с участием Дэнниса состоялось 13 октября на "Drammenshallen Arena" в Осло. Атмосфера в гримерке была такая, что несчастный гитарист понял, что этот концерт в составе группы для него скорее всего будет последним. Несмотря на это, шоу прошло просто великолепно. Дэннис вспоминает: "Поскольку это была постедняя дата тура [c KISS], мы все от души веселились. Пол Стэнли вышел во время одной из песен и надел мне ведро на голову. Я ответил ему тем же, когда играли KISS. Я помню, как сошел со сцены и думал о том, что все было классно, и просто ощущал, что дела идут отлично." Но эйфория длилась недолго. "Как только я добрался до отеля, ребята из персонала, помнится, сказали, что меня, судя по всему, выгнали. Вот когда я осознал, что переступил черту... Я вошел в свою комнату, взял свой плейер, врубил его на всю и запустил "Soldier of Fortune" Дэвида Ковердэйла. Потом я, одетый и в наушниках, влез в ванну, открыл душ и заплакал. Это было печально, потому что я мог бы так много дать группе, но меня отвергли. Я видел, как группа росла на глазах, а я мог бы столько всего предложить. К сожалению, Стив и Род увидели все в другом свете."

Дэннис попытался поговорить со Стивом, но тот принял гитариста весьма прохладно и отказался обсуждать любые темы, связанные с группой. Конец наступил через несколько дней на съемках видео "Women in Uniform"...

« »

На правах рекламы:

Подробности стоимость доставки почтой россии наложенным платежом на сайте.