Интервью с Брюсом Дикинсоном, «Roadiecrew», 2005

Во время турне группы «Tribuzy» в Бразилию вокалистом Брюсом Дикинсоном было дано интервью бразильскому журналу «Roadiecrew».

Roadiecrew: В новом концертном альбоме Iron Maiden, названном «Death on the Road», содержатся как известные классические композиции, так и новые – такие как «No More Lies» и «Paschendale». Присутствует и «Lord Of The Flies» эпохи Блейза. Тебе не кажется, что песни в живом исполнении звучат лучше, чем записанные в альбоме?

Дикинсон: Такое бывает часто. После многих репетиций в процессе турне новые песни нередко начинают звучать лучше, чем записанные в альбоме. Перед записью альбома мы тоже много репетируем, но с течением времени песни звучат все лучше. Поэтому не удивительно, что такие композиции, как «Paschendale» начинают со временем звучать именно так, как нам хочется. Даже классика начинает звучать лучше.

Roadiecrew: Какого вы мнения о своей работе над альбомом «Death on the Road»?

Дикинсон: Я считаю, что это было не самое лучшее исполнение – как в альбоме, так и во время турне. Я был часто простужен – даже в момент записи диска. Но все, же получилось не так уж и плохо. Мы не записывали другие шоу турне и решили, поэтому записать концерт. Все, что было на концерте, можно будет увидеть на диске.

Roadiecrew: Все знают, что от тура к туру составлять сет-лист бывает все труднее. Так же как и подбирать песни для следующего концертного альбома. Кстати, было приятно услышать «Can I Play WIth Madness». Как происходит сейчас подбор песен?

Дикинсон: Песни, которые вошли в концертный альбом, были отобраны для турне раз и навсегда, изменения в сет мы не вносим. Мы никогда не задумывались об этом, но получается, что во всем мире люди смотрят одно и, то, же представление на протяжении всего турне. Альбом – это сухой остаток от турне, воспоминание от него. Некоторые песни будут там всегда, другие меняются. Все это компонуется не так уж и просто. Каждый участник группы имеет что-то любимое, что ему хочется играть. Необходимы компромиссы и готовность мириться с тем, что что-то из того, что тебе хочется, останется несыгранным. Играется то, что хотят слышать фанаты и большинство членов группы.

Roadiecrew: Пресса отмечает, что если судить по заключительному шоу в Лондоне, ваш конфликт с Шарон Осборн увеличил преданность фанатов группе. Это так?

Дикинсон: Это слышать приятно. Но я не думаю, что то, что произошло в Штатах, повлияло на наших поклонников в Лондоне или в мире. Об этом было много написано и все знают о том, что произошло. Было много журналистов и просто людей, которые видели все своими глазами. Я устал обсуждать это, мне это просто неинтересно. Шарон ненавидит меня потому, что я не люблю реалити-шоу.

Roadiecrew: Как реагировали на это ваши фанаты на Оззфесте?

Дикинсон: Люди заплатили за возможность посмотреть много выступлений – в том числе и наше. А с ними поступили по-свински, лишив возможности посмотреть нас. Многих огорчил инцидент, который организовала команда Оззфеста. Фестиваль является праздником для всех – для заплативших за вход, для организаторов и тех, кто там работает, для участников. Но в этот раз этого не было. Люди были злы на организаторов, а не на нас. Мы закончили выступать, нам было наплевать на то, сколько яиц швырнули в нас и на то, что отключили питание. Мы просто уехали в аэропорт.

Roadiecrew: Каково положение дел сейчас?

Дикинсон: Она занимается своим Оззфестом, мы продолжаем свою деятельность. Мне комментировать это неинтересно.

Roadiecrew: Во время своего последнего тура по Штатам и Европе вы исполняли песни только с первых 4-х альбомов. Поделитесь впечатлениями.

Дикинсон: Очень неплохо было сыграть такие забытые вещи, как «Where Eagles Dare». Я люблю эту песню. Не является, я думаю, секретом то, что «Piece Of Mind» относится к моим любимым альбомам. С этим турне связан релиз 1-ой части диска «Early Days», скоро будет выпущена 2-ая часть. В следующем турне мы исполним песни четырех альбомов, которые были выпущены в 1984-1988 годах. Это альбомы «Powerslave», «Somewhere In Time», «Live After Death» и «Seventh Son of a Seventh Son». Я думаю, будет здорово для фанатов и нас устроить шоу с композициями из этих альбомов. Вообще, у нас много планов на будущее.

Roadiecrew: Когда вы будете в состоянии сделать подобное турне в Бразилию, исполните только классику, не раскручивая новый альбом?

Дикинсон: В 2006-ом году – в марте – мы приступим к записи нового альбома в студии, он должен выйти в октябре. После этого мы начнем тур по Европе. Возможно, в начале 2007-го года приедем в Бразилию. Неплохо было бы сделать что-то похожее на то, что было на «Рок ин Рио». Но я не могу сказать точно, когда это можно будет сделать.

Roadiecrew: По вашему мнению, каких песен не достает в сет-листе из ранних альбомов?

Дикинсон: Это не простой вопрос. Думаю – «Powerslave», мне эта вещь нравится.

Roadiecrew: Возможно, многие бы назвали «Fear of the Dark»?

Дикинсон: Да, это одна из самых лучших песен, на которую отзывается публика. Но ее мы и так играем во всех турне.

Roadiecrew: Рассказывают, что вы на сцене играли в футбол – когда выходили на бис в Хаммерсмите. Такое действительно было?

Дикинсон: Да. Из толпы бросили мяч на сцену, и мы немного поиграли. Это была шутка. Спорт мы очень любим. (смеется)

Roadiecrew: Вы после ряда выступлений на Оззфесте показали ваше шоу и в Ридинге – на фестивале. Для тебя так важен этот фестиваль?

Дикинсон: Да. Именно там, в 1981 году я был приглашен в Iron Maiden. Я тогда выступал в Samson, и Род со Стивом пришли посмотреть меня на сцене. Этот фестиваль был у меня первым, мы тогда сделали отличный концерт, оставив о себе приличное впечатление.

Roadiecrew: Вы оставили отпечаток своей руки в аллее славы – в Лос-Анджелесе на бульваре Сансет. Как это произошло?

Дикинсон: Да, это было здорово! Несмотря на то, что это – американская фишка, фанаты захотели, чтобы мы там оставили память о себе. Я горжусь этим. Рука Эдди тоже осталась на бульваре. (смеется)

Roadiecrew: Что значит группа лично для тебя? Какое она занимает место в твоей личной жизни?

Дикинсон: Приходится очень много путешествовать – подобно лунатику – и выступать. Если мои дети хотят посмотреть на меня, они приходят на мои концерты. Мои отпрыски 13-ти и 16-ти лет были как-то на концерте в Нью-Йорке. Охранники начали сгребать и выбрасывать на улицу людей. Увидев это, я подумал, что мои дети тоже могли быть там. Но я увидел их с улыбками на физиономиях, поющих и рубящихся. Но если бы им что-то угрожало, я был готов спрыгнуть к ним.

Roadiecrew: Какие у тебя планы по поводу своей сольной карьеры? Не собираешься отправиться в тур?

Дикинсон: Да, я бы хотел это сделать. Но, скорее всего, придется огорчить прессу и фанатов. Iron Maiden возвратится на сцену в октябре 2006-го года. Перед этим нам придется выступать на нескольких фестивалях. Что касается моих сольников, то они расходятся неплохо, мы их переиздали. В мае выпустим двойной сольный диск, материал для него уже есть. Туда войдет все мое видео – четыре часа материала. Это должно быть интересно. Но сольные концерты в 2006-ом году вряд ли состоятся.

Roadiecrew: Если сольные выступления все же состоятся, в каком составе ты хотел бы выступить?

Дикинсон: Трудно сказать. Рой Зи, думаю, будет со мной. Мы знакомы давно, и ему нравится выступать на моих сольниках. Крис Дейл, вероятно, тоже будет, он – мой друг. Но вообще-то, информации о тех, кто играл когда-то со мной и кто из них может пожелать вернуться, у меня нет.

Roadiecrew: Чем бы ты хотел заняться перед записью следующего альбома?

Дикинсон: Я снова вернусь в свою программу на радио 6 в BBC, а также к своей работе пилота, которой горжусь. Я не переставал летать даже во время турне с Iron Maiden. Сейчас я смогу больше уделять внимания этой работе.

Roadiecrew: Понравилось тебе выступать в Бразилии и петь с «Tribuzy»?

Дикинсон: Крис Дейл – басист – дал мне прослушать записи группы. Во время бразильского тура «Dance of Death» я встретился в Рио с Ренато Трибузи. Мы поговорили о деталях, касающихся моего участия, и он сделал мне предложение. Все было просто, и мне понравилось участвовать в этом проекте.

Roadiecrew: Какое впечатление на тебя произвела смерть великих людей, оставивших след в британском металле – в 2002-ом году Пола Самсона, твоего коллеги по Samson и, еще раньше, ди-джея Томи Ванса?

Дикинсон: Это грустно, что люди покидают нас. Пол боролся с раком. Я с ним встречался перед смертью, у него была уверенность, что он выздоровеет. У Томи случился сердечный приступ, подобная смерть все делает хуже. Важно то, что они оставили о себе память, их буду многие помнить.

Roadiecrew: Ты выступал в группе Shots, когда был в колледже. После этого был приглашен в Самсон. Какой стиль демонстрировала Shots? Почему тебя звали «Брюс Брюс», а не твоим именем?

Дикинсон: Shots исполняли каверы Montrose и свои несколько песен. Наше звучание было сходно с Deep Purple с Гилланом. Это напоминало хард-рок 70-ых годов. Группа была довольно интересная, в ее истории были неплохие эпизоды. Что касается клички «Брюс Брюс», то она появилась из одного момента «Летающий цирк»Монти Пайтон. Там был эпизод с австралийскими философами, в котором было обилие всяких Брюсов. Кличка пришла оттуда.

Roadiecrew: Кого ты слушаешь в настоящее время? Какие группы ставишь в шоу на BBC?

Дикинсон: Хороших групп много. Многие из них пытаются делать что-то новое, это всегда непросто. Тех, кто привлекает внимание, я и ставлю. Это не означает, что я являюсь их ярым фанатом, но они интересны. Группа System of a Down делает что-то непохожее на других, есть у них что-то сходное с Rage Against The Machine, только тяжести поменьше. Американская Trivium очень симпатична, они испытывают влияние Pantera и Iron Maiden. У них интересная, тяжелая музыка.

На правах рекламы:

розы уфа