Интервью с Нико МакБрейном, «Heavy Metal Examiner», 2009 г.

Iron Maiden уже можно назвать живой легендой, их концерты с завидной регулярностью набирают полные стадионы. Скоро в продаже появится документальный фильм «Flight 666» (эта кинолента также будет транслироваться по каналу VH1). На видео запечатлены кадры из повседневной жизни музыкантов, где они предстают обычными людьми, со своими проблемами, радостями, огорчениями и надеждами. Однако не так уж часто выпадает возможность пообщаться непосредственно с участниками этой великой рок-группы.

Нам удалось взять интервью у барабанщика Iron Maiden Нико МакБрейна. Он поделился с нами своими впечатлениями от просмотра этого исторического фильма и рассказал много чего интересного о «Flight 666».

- Нико, решение принять участие в этом фильме принадлежало вам всем или последнее слово было все-таки за Родом Смолвудом?

- О нет, боже вас упаси! Это было коллективным решением. Прежде чем согласиться на этот проект, было очень много разговоров. Все началось после одного концерта в Европе. Все обсуждалось строго между нами. Идея нанять собственный лайнер для очередного турне принадлежала Брюсу. Мы обдумывали маршрут, прикидывали, сколько денег потребуется. И Брюс вдруг заявил: «Ребята, для наших идей нам необходим собственный самолет!». Мы тогда подумали, что для наших целей нам отлично подойдет Боинг-747. Но Дикинсон сообщил, что у него нет разрешения для -747, зато есть для -757, на нем мы и остановились. Когда осталось обговорить лишь детали, к обсуждению подключился Род.

Имея в распоряжении собственный лайнер, мы могли взять с собой все необходимое концертное оборудование, а так же пригласить в поездку своих близких. Предполагалось, что управлять самолетом будет Брюс. Когда все было готово, у нас возникла мысль взять на борт журналистов, дабы они могли запечатлеть сие знаменательное событие. На что Род ответил: «А что, это действительно надо увековечить! Ведь никто из музыкантов прежде не ездил на гастроли на своем собственном лайнере».

Было несколько необычно путешествовать в постоянном сопровождении видеокамер, но это стоило того. Хотя не все из нас смогли сразу принять новые условия. Пришлось держать совет, на котором было решено сделать это ради истории, даже если для кого-то из нас это будет неприятно. Сейчас я очень рад, что мы смогли договориться, зато теперь есть такой замечательный фильм «Flight 666» – история о нас.

Надо отдать должное Роду Смолвуду, он лично следил за тем, чтобы все события были показаны в хронологическом порядке. Вместе со Скотом МакФадьеном и Сэмом Данном он монтировал фильм. Нам действительно потребовалось некоторое время для адаптации к новым условиям, но, в конце концов, мы приняли этих двоих в нашу дружную команду.

- Получается, вам приходилось первое время прилагать некоторые усилия к тому, чтобы привыкнуть к вездесущим камерам. А случались ли в связи с этим какие-либо конфликты?

Конфликтов не было. Хотя вначале было недовольное ворчание в адрес телевизионщиков, но этим все и ограничивалось. Признаюсь, я ворчал больше всех. Иногда откровенно приказывал им свалить куда-нибудь подальше. Янек тоже часто выказывал свое недовольство. Но, несмотря на нашу неприязнь, парни продолжали невозмутимо делать свое дело и не обижались на нас. Один раз перед началом нашего выступления Сэм подошел ко мне и спросил: «Ник, ты не будешь возражать, если мы тебя снимем вот с этого ракурса?» Я ответил: «Да какие могут быть возражения! Вы же здесь именно для этого, разве нет?» Вот так и общались.

Пожалуй, самым непростым делом было снимать живьем наши концерты. Непосредственная близость видеокамеры от кого-то из музыкантов таило в себе некоторую опасность. Брюс на сцене никого вокруг не замечает, и может запросто выбить видеоустройство из рук оператора. Вы наверняка видели на «Rock In Rio» подобный инцидент. Одна из камер была направлена сверху вниз прямо на меня. Так наш вокалист взобрался по лестнице и шарахнул по объективу. Но с этими людьми никаких неприятностей не было. Если кто-то из нас возражал, они не снимали. Все происходило по обоюдному согласию.

- Когда вы ступили на борт самолета, к вам в голову не закрались нехорошие мысли? Когда мне, например, стало известно о намечающимся событии, то сразу подумалось: «Вау! Если (не дай бог!) самолет постигнет катастрофа, то погибнут все, кто был как-то связан с Iron Maiden!»

- Недаром мы команда! Мы все преодолеваем вместе, такая уж наша судьба. И этот полет ничем не отличался от многих других, когда мы отправлялись в очередное турне куда-нибудь в Европу или в США. Мы привыкли держаться друг друга, в этом наша сила. Признаюсь, у людей иногда возникает страх за нас, но пока бог миловал. Надеюсь, злая участь нас не постигнет.

- Кого больше всего раздражали видеокамеры, Дики Белла (производственный менеджер) или Билла Конте (сценический менеджер)? В кадрах у обоих весьма угрюмые лица.

- Эти двое были просто неподражаемы (смеется). Они мне напоминают Уолдорфа и Статлера, двух дедов из Маппет-шоу. Вместе они становятся похожи на двух выживших из ума теток, когда один начинает нудить, другой тут же к нему присоединяется. Но они являются частью нашей истории, поэтому без них в нашем проекте было никак не обойтись. Дики Белл на сцене с 1975-го года. Про него могу сказать, что он самодовольный старый хрыч, причем был им всегда. Билл Конте, в свою очередь, старается от него не отставать, хотя со своими обязанностями сценического менеджера справляется безупречно, здесь ничего плохого сказать не могу. Что касается Дики Белла, его комментарии в конце киноленты просто бесценны. Как бы там ни было, они члены нашей команды и мы их принимаем такими, какие они есть.

- В фильме ты кажешься вполне спокойным, но что ты испытывал после того, как получил весьма ощутимый удар по запястью мячом для гольфа?

- В этот день мы должны были выступать, поэтому когда это случилось, я был просто в шоке. В течение нескольких минут руку пронзала сильнейшая боль, а я стоял и тупо смотрел, как молниеносно опухает запястье. Рука вообще не слушалась. Но на мою удачу, профессиональный игрок в гольф сумел оказать мне первую помощь. Мне вручили охлаждающий пакет, и я несколько минут прикладывал лед к травмированному месту. В тот момент мне казалось, что я получил серьезную травму и теперь не смогу выступать. Я поехал в травмпункт и сделал рентген. К счастью, кости были целы, просто ушиб. Если бы удар пришелся чуть ниже, наверняка был бы перелом. Я продолжал охлаждать руку, а позже отправился в отель и привел себя в порядок. К началу концерта я уже был как новенький и играл офигенно (даже сам удивлялся). Боль я почувствовал лишь тогда, когда отгремели последние аплодисменты.

- А как отреагировал Род на происходящее?

- Он рвал и метал. Он сказал: «С этого момента можешь забыть об игре в гольф навсегда. Для тебя это слишком опасно». На что я ответил: «Давай забудем об этом. Это всего лишь небольшой ушиб, не более того». Но он не унимался: «Ты просто не видишь всей опасности!». В общем, он очень переживал из-за того, что со мной произошло. Что ж, его реакция вполне понятна. Он сказал: «Все вместе мы проделали такой путь, можно сказать, душу вложили в это турне, как вдруг выбывает из строя наш барабанщик, потому что ему заехали мячом по руке!». Конечно, он был в негодовании, но я не собирался сдаваться. Какого черта! Стив же играет в футбол, хотя эта игра намного травматичнее гольфа! А ведь наш басист тоже не застрахован от травм. Ведь он запросто может сломать себе палец, или еще что-нибудь, и что тогда?

- Меня поразила пресс-конференция у гостиничных дверей в Боготе. Это в духе знаменитостей, я так понимаю?

- Возможно. Когда мы прибыли в отель, Род поинтересовался, есть ли желающие встретиться с прессой. Никто не хотел никаких интервью, так как все очень вымотались. Согласился один я. На улице нас дожидалась толпа журналистов. Сначала мы думали устроить конференцию в холле, но потом решили это сделать прямо на улице перед входом в отель. Оказалось, мы были правы. И с фанатами пообщались и на все вопросы ответили, и пофоткались от души, все было как надо.

- А что за действо происходило в мексиканской пещере, в котором вы принимали участие?

- Организатор этого мероприятия является потомком ацтеков и исповедует их религию. Он повел нас по местам археологических раскопок. Церемония проходила под Солнечной Пирамидой, ее суть заключалась в оздоровлении и благословении каждого из нас. С самого начала мы не знали, что наша экскурсия будет иметь такое интересное продолжение. Кроме меня там был Янек, группа Лорен Харрис, фотограф Джонни МакМерти и еще куча народу. Сэм был с нами и снял все происходящее на камеру. Ничего не планировалось заранее, это были настоящие «живые» съемки. Пока священник читал проповедь, можно было услышать щелканье фотокамеры Джонни. Помню, Скот с Сэмом потом ему устроили нагоняй за его кощунственное поведение. Но зато, какие получились кадры! Я торжественно держу факел и еле слышно шепчу молитву, а меня в это время снимают!

- Надо думать, вы не догадались упомянуть в вашем обращении к божествам тот злополучный мяч для гольфа?

- Думаю, если бы догадался, то этого удара удалось бы избежать (смеется).

- Теперь вопрос к вам как христианину: что ты чувствовал во время церемонии?

- Эта вера возникла задолго до появления христианства. То есть, по сути это был языческий обряд. Что я чувствовал? Наверно любопытство. Вопрос веры меня в тот момент нисколько не волновал, но я готов поклясться, что почувствовал какую-то благодать. Не знаю, что это было, но что-то я ощутил. Кстати, тогда я и не подозревал, что меня снимают.

- А что насчет вашей безумной страсти к страшным пиццам?

- Так, стоп. Давайте разберемся. Я сам их никогда не заказываю, но ее заказали для меня. Была одна такая пицца, на ней был очень интересный сыр. Себе я, как правило, заказываю вегетарианскую пиццу без оливок (я их терпеть не могу). Иногда «маргариту». А эти зачем-то заказывают нам какую-то экзотику, и наивно полагают, что мы это оценим. И что самое интересное, так происходит каждый раз. Ни для кого не секрет, что я большой любитель пиццы и «Гаторейда» (напиток), и что теперь? Жаль, что в фильм не вошли наши потасовки, когда пиццы полетели в Стива Гэдда, вот это был бы бесценный кадр всем в назидание!

- Во время просмотра «Flight 666» мне вспомнились Anvil. Ваш фильм является совершеннейшей противоположностью их фильму. И они, и вы много и упорно трудились, чтобы преуспеть в жанре, который не каждый в состоянии оценить. Но вы, в отличие от них, добились успеха и признания, хотя они приложили не меньше усилий. Хотелось бы услышать ваше мнение об этом.

- Это все верно подмечено. Знаешь, почему они мне нравятся? Они любят то, что делают. Просто нам повезло чуть больше, мы оказались в нужном месте в нужное время, жизни свела нас с лучшими в мире менеджерами, которые работают с нами уже 30 лет. А парней Anvil удача обошла стороной. Хотя они, как и мы, упорно боролись и не боялись трудностей. Они верили в свое дело. К сожалению, на их пути не встретились люди, которые так же поверили бы в них, как они сами. В этом и заключается их проблема. А у нас это было, поэтому Iron Maiden и существуют до сих пор. В этом заслуга не только нас самих, но и наших менеджеров.

На правах рекламы:

• Вам нужен автоинструктор в Марьино.