Iron Maiden: Пойду я на рыбалку…

Неужели именно такими могут быть слова «дикого человека» из Iron Maiden? Ник Келли отправляется в путь, а Пол Райдер делает снимки.

«Как жизнь, Ноттингем?» - Проорал Брюс Дикинсон. В ответ раздается громогласный рев «YYYEEEAAAAHHH!!!!», выступление Мэйден приближается к концу. Плотная завеса дыма частично укрывает сцену, неоновые огни, невероятные брызги света, рвущиеся из осветительных приборов над головами, ослепительное сияние молнией ударяет в сцену. Это было действительно грандиозное шоу в лучших традициях Iron Maiden. Такое представление не оставило равнодушными даже тех, кто не является поклонником тяжеловесной музыки.

Iron Maiden (или просто Мэйден, как называют их фанаты) является одной из самых выдающихся и популярных групп, играющих в стиле хэви-метал, их диски расходятся миллионными тиражами. Если музыканты выезжают на очередные гастроли, как правило, это растягивается на год, они дают концерты почти каждый вечер, радуя своих поклонников новыми песнями и красочными представлениями. Главным героем таких концертов является их колоритный выдуманный персонаж Эдди – без его долговязой фигуры не обходится ни один концерт. По своему внешнему виду этот малый похож на что-то среднее между зомби и роботом, его изображения неизменно украшают обложку каждой пластинки «Железной Девы». Всякий раз он предстает в каком-нибудь зловещем образе. Его лик уже давно стал своеобразной визитной карточкой группы.

В этот раз Эдди появится дважды. В первый раз он выйдет в образе космического снайпера. Это надо видеть, как двухметровый великан в невероятных одеждах начинает лазерную перестрелку с солистом группы Брюсом Дикинсоном. Второй раз Эдди раздуется до невероятных размеров и будет парить над головой Нико, а Брюс тем временем будет носиться, как угорелый по сцене, всем своим видом напоминая Робина из Шервуда. Дикинсон во время концерта ухитряется постучать микрофоном по голове чопорного Стива, несколько раз хлопнуться на задницу, в общем, все его чудачества выглядели довольно забавно.

Все выступления «Железной Девы» похожи в одном – в них неизменно присутствуют элементы озорства, а световое оформление напоминает рождественский вечер со всевозможными вспышками, красочными фейерверками и пантомимой. Все это делает выступления Мэйден незабываемыми и интересными, наполненными самой веселой и живой атмосферой. Еще один интересный момент – обслуживающий персонал Iron Maiden состоит из рослых и широкоплечих ребят, каждый из которых носит на шее небольшую сумочку. Как-то раз после очередного концерта, я спросил одного из них, для чего тот носит этот предмет, на что он мне ответил: «Для хранения берушей».

Нико на пару с гитаристом Дейвом сидят и о чем-то беседуют в компании одного из рабочих сцены, в то время, как гитарист Эдриан Смит в гордом одиночестве сидит за барной стойкой и выглядит печальным. Решив быть любопытным до конца, я придвинулся к нему поближе и спросил.

«Эй, приятель, не расскажешь ли мне о тех «диких штучках», что вы вытворяете в дороге? Какая ваша самая искрометная выходка за время вашей карьеры?»

«Что-то я не могу припомнить ни одной…»

Как такое может быть! Я не мог поверить в то, чтобы настоящий бывалый музыкант хэви-метал не совершал ни одной глупости и не имел ни одной пикантной истории в темных закоулках своей безупречной биографии.

«Ладно, что-то я засиделся. Схожу на рыбалку, что ли…»

Мы сейчас находимся в отеле, где остановились музыканты. До вечера еще есть время, и каждый решил скоротать его по-своему. А вот и Брюс. Вот с кем можно выпить пивка и вдоволь поговорить. Он только что вернулся с прогулки, во время которой повстречал забавного полицейского, занятого написанием диссертации на тему сходства Битлов и UB40. В участке Дикинсон и полицейский проговорили часа два, явно наслаждаясь обществом друг друга. Когда тема похожести Битлз и UB40 была исчерпана, разговор плавно переместился в другое русло – эти двое принялись горячо обсуждать влияние заводов и фабрик на окружающую среду. Дейв тоже находится в баре и чему-то задумчиво улыбается. Оказалось, что в свободное время музыкант занимается дайвингом и тоже не выкидывал никаких диких штучек.

«Надеюсь не нужно объяснять, что все, что говорят о нас – большое преувеличение», – заверил он меня. Тем временем к нашей беседе присоединился Дикинсон, и разговор перешел на тему танков и Курской битвы. Где-то часам к четырем все наши темы были, наконец, исчерпаны.

Наутро администратор гостиницы сообщил мне о том, что Брюс и Нико уже куда-то подевались, на что я ему ответил, что эти ребята отправились на поиски редких книг. Полпервого они вернулись с добычей. В половину третьего мы уже должны погрузиться в поезд, едущий в Бредфорд – место, где должен был состояться их очередной концерт. Вдруг Брюс выпалил: «А почему бы нам не сесть в поезд на час раньше? По времени как раз успеваем. Чем не идея!» Хотя вокзал был совсем близко, нам нужно было спешить, так как до отхода поезда оставалось 8 минут.

Не тратя время на долгие разговоры, мы молниеносно погрузились в машины и рванули на вокзал. Однако успеть на этот поезд нам не удалось, поскольку мы потратили немало времени на поиски этого самого злополучного вокзала (это ж надо было его так спрятать от глаз!). Где-то около часа мы кружили вокруг да около, пока, наконец, не вырулили на перрон. Брюс не выказывал не малейшего расстройства. С невозмутимым видом он изучал расписание поездов и бормотал себе под нос. «Значит так. Если мы сядем на 14:10 на Шеффилд, а потом пересядем в Дерби, то успеем на 15.18 на Бредфорд и прибудем туда в 16.10. Ой, стоп! Сегодня же воскресенье! Получается, выбор не велик – есть только поезд на 14.19. Когда вопрос с маршрутом был решен, в ожидании поезда мы переместились в ближайшее кафе. Расположившись за столиком и попивая горячий кофе, мы принялись изучать книги, которые притащил Брюс.

«В восьмилетнем возрасте меня угораздило выиграть конкурс, который разыгрывался в конфетах», – вспоминает Нико. МакБрейну достался приз – путешествие на «Летающем Шотландце» в Эдинбург. Оказывается, Нико по молодости любил путешествовать. Надо отметить, что и Брюс и МакБрейн являются пилотами-любителями, хотя и имеют лицензию. Вокалист, обложившись книгами, с горящими глазами зачитывает нам выдержки из «Энциклопедии Королевской Морской Авиации», а барабанщик задумчиво разглядывает невзрачный потолок кафешки. Оба они постоянно сетуют на то, как трудно сейчас раздобыть лицензию на управление простым авиалайнером, и слушают стенания Лемми, солиста группы Motorhead по поводу отсутствия возможности летать на свои концерты на собственном самолете.

За разговорами время пролетело незаметно, и никто из нас не обратил внимания на подошедший поезд, в который нам следовало сеть. Последующих двух поездов мы так же не заметили, и в результате высадились в Бредфорде только в 18.10.

Пока мы колесили по милым уголкам Англии под монотонный стук колес, все наши разговоры велись вокруг музыки в стиле хэви-метал, и параллельно мы продолжали изучать «Энциклопедию Королевской Морской Авиации».

«Я полагаю, что хэви-метал воспринимается исполнителями попсы как заноза в заднице. Наш музыкальный стиль сочетает в себе зрелищность театральных подмостков и богатство мелодий и ритмов», – рассуждает Дикинсон. – «На сцене мы выкладываемся по полной, демонстрируем все, на что способны, мы полностью и без остатка отдаемся нашему общему делу. В этом наша цель. Каждый раз мы стараемся сделать наш следующий концерт лучше предыдущего, и пока нам это удается. Мы проживаем целую жизнь на сцене за то время, пока длится наше представление. Если нам удается показать всю мощь нашей музыки, я удовлетворен, это то, к чему стремится каждый из нас».

«Что ты чувствуешь, когда кто-то начинает поливать грязью хэви-метал? Как ты реагируешь на такое?»

«Я не могу никого заставить слушать хэви-метал, это личное дело каждого. Если кому-то нравится об этом стиле и о нас думать в негативном ключе, то это явно не мои проблемы. Каждый имеет право на свое собственное мнение, но никто не имеет право его навязывать».

«Что обычно публика швыряет на сцену во время ваших концертов?»

«В каждой стране на этот счет свои традиции. В Англии любят швыряться сырой рыбой(!), а в Америке больше предпочитают колющие и режущие предметы. Еще кидают пивными бутылками, пиротехникой, всяким мусором».

«Боже, неужели они все это делают!»

«На самом деле такое редко бывает. Да и потом, чтобы докинуть эти штуки до сцены, нужно очень постараться».

Наконец мы достигли Бредфорда. Поскольку времени оставалось в обрез, мы решили сразу ехать к месту, где будет проходить концерт, без заезда в отель. Вокзал и близлежащие улицы были наводнены людьми, большинство из которых принадлежало к нашей касте. Брюс прибавляет шаг, на него бросают выразительные взгляды, из толпы доносится чей-то шепот: «Смотрите, это Он!» Вскоре за нами начинают следовать толпы поклонников Мэйден. Отрываясь от преследователей, Дикинсон ныряет в боковую дверь и захлопывает ее перед ошалевшими людьми. Мы оказали в крошечном вестибюле с маленьким окошком, администраторской стойкой и входом в здание, дверь которого оказалась заперта. Брюс нетерпеливо стучится в окошко, однако нас никто не торопится впускать.

«Эй, мы же музыканты!»

Старичок по ту сторону окна лениво кивает и бормочем: «Раз вы музыканты, потрудитесь обойти здание с другой стороны».

«Не понял!» – Восклицает Брюс.

«Молодой человек, здесь нет входа в концертный зал, зато есть вход в пристроенное помещение. Потрудитесь обойти».

Спустя минут двадцать я уже стою в коридоре за сценой. Брюс Дикинсон и Нико МакБрейн занялись подготовкой к предстоящему концерту, который было решено начать раньше, чем было запланировано. Дело в том, что жена Стива Харриса находится в положении и скоро должна родить, а посему Стив очень торопится вернуться в Лондон. Ой, а это еще кто?? Я увидел, как по коридору бесшумно двигается фигура в белом и со шпагой наперевес. Да это же Дикинсон в своем фехтовальном прикиде! Брюс как всегда неподражаем, в нем уживаются и коллекционер редкий книжных изданий, и искусный фехтовальщик, и первоклассный певец. Обнажив шпагу, он изящно рассекает ею воздух и рисует невидимые фигуры. Забавляясь, вокалист наносит несколько шутливых ударов по одному из техников сцены. Я решаюсь задать ему свой многострадальный вопрос: «Разъезжая по миру, случалось ли тебе вытворять всякого рода несуразные вещи, например, выбрасывать телевизор из окон отеля, или топить автомобили в бассейне?»

«Такого не припомню».

«Случалось ли вам откусывать голову у летучей мыши?»

«Нет, не случалось».

«Разбивать гитары?»

«Вы хотите сказать, пополам? Нет, такого не было»

«Неужели ничего такого с вами не случалось? Не верю!»

«Нам приходилось бороться за выживание, но нынешняя эпоха все же куда более спокойная, чем была тогда»

Мы должны были встретиться с еще одним участником группы Iron Maiden – будущим отцом, Стивом Харрисом. Стив является основоположником группы и автором многих песен, без него не было бы той «Железной Девы», которую мы знаем сегодня. Темы про гоблинов и альбатросов – дело его рук. Откуда он черпает все эти идеи?

«Многое взято из кинофильмов. Я очень интересуюсь эзотерикой, философствую на тему, есть ли жизнь после смерти»

«А такие вещи, как судьба, любовь, политика Америки тебя не вдохновляют?»

«Я не считаю себя романтиком… Не знаю… Скучно, наверно, писать о таких обыденных вещах, а скука – первейший враг творчества»

«Не могу не согласиться. Но вот что касается вашего нового альбома «Somewhere In Time». Там есть одна песня («Alexander The Great»), которая заканчивается словами «Alexander The Great/His Name Struck Fear Into Hearts Of Man/Alexander The Great/He Dead Of Fever In Babylon» - на мой взгляд, это лучшая строчка за всю историю существования популярной музыки».

«Я очень интересуюсь историей, я ей увлекался еще в школе. Мне нравится сочинять песни о том, что меня волнует»

На этом наш интересный разговор пришлось закончить. Банально не хватило времени, чтобы поговорить обо всем. Уже был вечер, и близилось время долгожданного концерта. Ну что ж, отпустим Iron Maiden, ведь зрители уже с нетерпением ждут появления своих кумиров.

« »

На правах рекламы:

сериал смотреть бесплатно сериал онлайн в Москве