Run To The Hills - Эдриан Смит (I)

Эдриан Смит (I)

Первым значительным хэдлайн-туром Iron Maiden по Британии было длительное путешествие, включающее 45 выступлений с Praying Mantis и Нилом Кеем на разогреве. Началось турне с зала Drill Hall в Линкольне 15 мая, а его кульминацией должно было стать первое выступление группы на фестивале в Рединге 23 августа — в ту пору крупнейшем британском мероприятии под открытым небом. Кроме этого, им предстояло быть хэдлайнерами еще одной премьеры — своего собственного шоу в лондонском клубе Rainbow, которое помогла отпраздновать корпорация EMI, устроив вечеринку после концерта для группы и для сотен гостей в музее восковых фигур Мадам Тюссо. 16 мая EMI на скорую руку выпускает новый сингл, чтобы успеть к началу турне. Группа благоразумно предпочла перезаписать 'Sanctuary', трек за авторством Харрис/Мюррей/ДиАнно, который ранее был включен в неудачный сборник “Metal For Muthas”, который, в свою очередь, пользовался популярностью среди фанов Maiden, так как они слышали, как группа играет ее живьем.

Построенная вокруг риффа Дейва Мюррея «а-ля полицейская сирена» и хриплого, в стиле «поймай-меня-если-сможешь» вокала Пола ДиАнно, 'Sanctuary' состоит из трех минут и тринадцати секунд чистого, неподдельного драйва, который цепляет, словно крюк мясника, и звучит просто потрясно! «Она стала одной из тех песен, которые мы играли в самом конце шоу», – вспоминает Дейв Мюррей, «и мы по-прежнему так иногда поступаем. Мне кажется, версия, записанная для сингла в десять раз лучше той, которую сделали для “Metal For Muthas”. Определенно, их растущая армия фанатов думала точно так же, потому что сингл был сметен с полок магазинов за две недели после релиза, подняв его тем самым на 33 место в Британских чартах. И на этот раз, в отличие от альбома, неделей позже 'Sanctuary' поднялся еще выше, тикая, словно бомба, на 29 позиции национальных чартов, в очередной раз без какой бы-то ни было раскрутки на радио. (Вероятно, он поднялся бы еще выше, выступи группа еще раз на Top Of The Pops, но этому помешала забастовка работников BBC, в результате которой программа исчезла из эфира на несколько недель тем летом).

И, конечно же, на обложке сингла появился новый Эдди. Однако на этот раз Дереку Риггсу удалось изобразить Эдди, который бы не только передавал настроение музыки, что ему прекрасно удалось, но и вызвал столько полемики вокруг группы. Вооруженный ножом Эдди изображен склонившимся над телом убитой женщины, одетой в мини-юбку, в которой, при ближайшем рассмотрении угадывается Маргарет Тэтчер, премьер-министр от партии консерваторов, которая без труда пришла к власти в Британии в 1979 году посредством всеобщих выборов. Судя по всему, Эдди застал премьера с поличным во время непростительного акта срывания плаката Iron Maiden с уличной стены, преступления, достойного — читается в безумных, немигающих глазах Эдди — только одного наказания. В момент, когда мы его видим, кровь еще капает с двенадцатидюймового лезвия. Однако выход сингла совпал с серией освященных в прессе эпизодов насилия из реальной жизни, совершенных некоторыми настроенными против властей элементами по отношению к нескольким представителям Тори высшего ранга. (На лорда Хоума на станции метро «Цирк Пиккадилли» напала шайка скинхэдов, а лорду Чалфонту дал в глаз такой же коротко стриженный молодчик, когда тот шел по Кингс Роуд).

«Оформление обложки, как всегда, было очень ироничным», – комментирует Род. На тот момент Мэгги посетила старый СССР, и, из-за ее жесткой позиции по отношению к нему, народ окрестил ее «Железная Дева». Эдди это очень не понравилось, тем более после того, как она стала срывать наши постеры. Это до сих пор одна из моих любимых картинок. Перед ее выходом в свет я посоветовал EMI закрыть ее глаза черной полоской, за что зацепятся таблоиды и что, в свою очередь, привлечет внимание к синглу. Это сработало, и в итоге мы наделали много шумихи».

20 мая The Daily Mirror опубликовала версию обложки 'Sanctuary' без цензуры, поместив ее под заголовком «Убийство! Мэгги стала жертвой рок-нападения!». Вскоре вести дошли до парламента. «Премьер Маргарет Тэтчер была убита – на обложке пластинки рок-группы» писала The Mirror в шокирующих тонах. А ниже шла цитата пресс-секретаря министра: «Нам не нравится, когда ее изображают таким образом. Уверен, и ей тоже не понравится». Развивая ту же тему, шотландский аналог The Mirror — газета The Daily Record поведала, что молодежное крыло шотландских Тори находят эту обложку «безвкусной» и обвиняют группу, в том, что она пытается заработать на «дешевых трюках». Пол ДиАнно пожаловался, что премьер-министр настолько далеко зашла, что науськала своего советника, дабы тот послал группе письмо, выражающее то же мнение. Однако ни Стив, ни Род не могут припомнить такого письма, так что это, возможно, является очередным примером чересчур богатого воображения Пола.

Как сказал их импресарио Джон Джексон, летнее турне Maiden того года было обязательным для посещения каждого рок-фаната страны, и куда бы Maiden ни приезжали, их всегда ожидали тысячи поклонников, новых и старых. Единственным отрицательным моментом была нарастающая тенденция Пола терять голос. Конечно же, его можно частично порицать за бесконечный ежедневный разрыв глотки самой громкой группы на земле. Как сказал Дейв Мюррей: «Манеру исполнения Пола — на всю мощь от начала и до конца — можно было охарактеризовать как «либо он может, либо нет». Для Пола не существовало середины». Но что действительно подорвало горло певца, так это регулярные многочасовые пьянки после концертов. «Я не знал, чем себя занять» – хихикает тот сегодня.

«Все стало настолько плохо, что, в какой-то момент он начал жаловался на это каждый вечер», – говорит Стив. «Проблема с Полом была в том, что ты никогда не мог знать наверняка, когда он притворяется, а когда нет. Он стал жаловаться, что теряет свой голос еще на турне с Priest. К тому моменту, когда пришел черед нам устраивать собственные гастроли, он раздул из этого такую проблему, что нам пришлось действительно начать волноваться. Затем, когда он выходил на сцену, все было в порядке. Это было только для привлечения внимания к себе. Ему хотелось, чтобы о нем беспокоились. Не знаю, были ли это всего лишь нервы, но иногда он в буквальном смысле валялся на полу в гримерке с воплями: ‘О, я не смогу! Идите без меня!’ Но мы ни в коем случае не хотели выходить на сцену без вокалиста, так что мы проводили вечность в пустяковой суете вокруг него в надежде, что ему полегчает».

Знаменательным стал случай, когда турне добралось до зала под названием Central Hall в Гримсби. «Гримсби это вообще классика», – продолжает Стив. «Я назвал это блефом. Короче, мы на саундчеке, настраиваем звук, а Пол принялся в очередной раз ныть: ‘Я умираю. Я не выдержу. Нам нужно отменить концерт’. Я сказал: ‘Да пошел он в жопу. Справимся и без него’. И мы вышли без него. Он был подавлен. Помню, как он смотрел на нас из-за кулис, сочувствуя сам себе, потому что он не только не сыграл концерт, но и выставил себя полнейшим идиотом. Я не собирался отменять выступление из-за того, что он давным-давно вешал нам лапшу на уши. Кажется, позже он вышел и спел несколько вещей в тот вечер, но даже в тот момент он вел себя так, как будто ему пришлось из последних сил встать со смертельного ложа, чтоб придти туда. В конце концов, мы наблюдали нечто подобное почти каждый вечер. Тоже мне, королева драмы! Он начинал меня здорово бесить!»

«Я был ребенком, мне было 22, мы были хэдлайнерами собственного турне, и я не знал, как со всем этим справиться», – вспоминает Пол. «Я ничего не знал. Я ничего не хотел знать! Темп все ускорялся, а я не поспевал. Ты просыпаешься каждый день, и чувствуешь себя паршиво, и иногда мне казалось, я не выдержу. Голос был в порядке, в отличие от нервов. Но если я выходил на сцену, как правило, я был в норме». Возвращаясь к теме, стоит отметить, что, не смотря на аншлаговое турне в качестве хэдлайнеров, на сингл в 30-ке лучших и альбом в пятерке лучших, это не принесло быстрых финансовых дивидендов музыкантам Maiden. На момент, когда 'Sanctuary' стал хитом, они по-прежнему зарабатывали по 60 фунтов в неделю.

Стив Харрис: «Все понимали, что все приходящие деньги сразу же уйдут. Мы заранее говорили об этом с Родом, и договорились, что он не будет получать комиссионных как менеджер, а я, в свою очередь, откажусь от авторского гонорара, чтобы мы могли субсидировать группу. Полагаю, это можно назвать деловым риском, но ты просто знал, что необходимо вложить назад все до копейки, отыграть все турне помимо всего остального, и надеяться на лучшее. И знаете, это сработало! Мы бы не смогли отработать гастроли полностью, потому что без вложений мы не смогли бы их обеспечить».

«Поначалу я вообще не брал своей доли комиссионных», – говорит Род. «Я только брал деньги на текущие расходы, которые очень невелики, потому что я постоянно с группой. В то время не было расходов на офис, так как у Zomba было здание рядом со студией на Чаплин Роуд в Виллесдене, и они разрешили мне бесплатно им воспользоваться. У меня не было секретаря, и я вел весь бухучет самостоятельно. Так что мои накладные расходы практически были сведены к нулю».

В то время, когда Род и остальная группа учились ограничивать свой «пивной рацион», как выражается Пол, Деннису Стрэттону это все больше становилось не по душе. Ведь он на пять лет старше остальных, плюс у него была жена и ребенок, которых надо было содержать. Сегодня он говорит, что он оказался тогда в гораздо худшем финансовом положении, чем перед тем, как вступить в группу. «Как ни странно, зарабатывать я стал меньше, нежели раньше», – говорит он, «так как мне пришлось оставить сессионную и другую случайную работу, которая помогала мне держаться на плаву до прихода в Maiden. Я помню, как ходил в офис Рода с телефонными счетами и списком покупок, так сказать, семейные закупки на всю неделю. Моей дочери Карли было тогда два года, и я просто не мог ее нормально содержать за свою зарплату, так что Род раскошеливался чуть больше. Я приносил домой больше, чем кто-либо другой, но у меня и ответственности было больше, чем у других ребят. У меня был ребенок».

« »

На правах рекламы:

чеченские танцевальные песни