Run To The Hills - Блэйз Бэйли (III)

Блэйз Бэйли (III)

Пресс конференция была созвана в начале второй части тура в марте. Теперь в непосредственных последствиях раскола группы появился неприятный оттенок. Брюс, казалось, полностью дистанцировался от группы. «ОК, я знаю, что это такое, когда даешь интервью, а тебя неверно цитируют», говорит Стив. «Я понимаю всё. Но такое случалось везде. Мы придерживались позиции, что не попадемся на удочку и не ввяжемся в словесные споры. Единственное, почему мы об этом говорим сейчас – это книга и важно все факты представить верно. К концу дня мы думали, что он сам себе все испортил, потому что в основном он оскорбил фэнов Maiden. Он пытался приуменьшить прошлое».

«Было такое с обеих сторон», говорит Брюс, «но это нормально с учетом хода вещей. Но, несмотря на все мои чувства относительно Стива, он является тем, кто он есть – очень талантливый парень и очень честный. Это единственное, что я могу сказать о нем. Не думаю, что в нем есть хоть малейшая хитрость. Да и все они… Мы не идеальны, слава Богу. У меня свои недостатки и свои причуды, и мой уход, и все остальное, в чем люди меня обвиняют. У всех есть свои собственные небольшие секреты. Но все в Iron Maiden на самом деле честные люди. Думаю, что вещи изнашиваются после некоторого времени, особенно это касается группы. Двенадцать лет мы были вместе, и иногда мне кажется, что стоило уйти в 1986 еще до “Somewhere In Time”. Но все это уже история».

Посреди всего этого хорошей новостью для фэнов стало то, что Maiden выпустили два отличных живых альбома: “A Real Live One”, выпущенный 22 марта 1993 года и его партнер по аду “A Real Dead One”, который последовал 18 октября. Оба вошли в Top 10 в Великобритании и оба, как и рекламировалось, оправдали ожидания, в отличие от предшественника восьмилетней давности. Все теплое отношение публики и знойная атмосфера, приуменьшенные на “Live After Death” в пользу мощи и скорости, на этот раз были профессионально уловлены и включены в последние живые альбомы Maiden. “A Real Live One” представил двенадцать самых любимых публикой песен из периода после 1985 года. Альбом “A Real Dead One” запечатлел двенадцать песен из самого раннего творческого периода Maiden. Записанный в первой половине тура "Fear Of The Dark", голос Брюса звучит поистине убедительно, а звучание группы никогда ранее не было настолько великолепно мощным. Никогда бы нельзя было догадаться, что впереди их ждет расставание.

Другим изменением, заметным на двух живых альбомах Maiden, был уход продюсера Мартина Бёрча, который полностью отошел от дел. «Я принял решение еще до того, как Брюс объявил о своем уходе, так что мой поступок никак с ним не связан», рассказывает Мартин. «Я думал, что на "Fear Of The Dark" группа преуспела. Однако даже в самом начале работы над альбомом я размышлял над тем, не пришло ли время сменить продюсера. Но когда мы начали записывать, меня полностью поглотила работа. Я наслаждался каждой минутой работы, и я полагал, что получился потрясающий альбом. Но после него у меня случился разговор со Стивом. Мы долго были вместе, и я просто спросил его, не пришло ли ему время сменить продюсера? Он взглянул на меня немного ошарашенный, как мне показалось. Для меня это было тяжелее, чем для группы. К тому моменту я достаточно сделал записей и вскоре после этого я прекратил работать вовсе. Я думал, если я не хочу идти в студию, будет нечестно по отношению к ним делать это. Я не хотел выкладываться менее чем на 100% для Стива и Maiden. Мы долгие годы создавали записи вместе, но когда-нибудь наступает момент перемен». С того момента Стив, который до этого тесно работал в студии с Мартином, лично занимался выпуском всех альбомов Maiden с помощью Найджела Грина (Nigel Green) – опытного инженера и сейчас уже продюсера.

«Мартин решил уйти», заключает Стив. «В течение порядка 25 лет он выпускал альбом за альбомом. Он занимался нашим альбомом и без передышки переходил к работе над альбомом Whitesnake или кого-то еще. Список людей, с которым он работал очень велик и мне кажется, что настало время, когда он захотел заняться собой и поиграть в гольф. Так я начал микшировать два отдельных живых альбома и с тех пор я продюсировал все вместе с Найджелом Грином. Просто последние пару альбомов я продюсировал на пару с Мартином, потому я точно знал, что делать. Получился вроде как естественный прогресс».

Но самым сложным срочным вопросом был поиск нового вокалиста. Объявление на поиск замены Брюсу было дано еще в марте, когда они сказали об уходе Брюса и их завалили буквально тысячами кассет, CD и видео от желающих стать членами группы Maiden со всего мира. Поскольку турне было завершено, настало время сесть и просмотреть горы записей. Работа была гигантская и заняла четыре месяца. «Мы прослушали каждую запись, которая у нас была», говорит Стив, при этом утомленно вздыхая. «Мне кажется, это была самая сложная работа из всего, что нам приходилось делать. Было несколько отличных вокалистов, но ни один на все 100% не подходил для Maiden. Был один малый, который напоминал Джоффа Тэйта (Geoff Tate) из Queensryche. У него был великолепный голос, но нам не хотелось быть на кого-то похожими. Был другой парень, походивший на Ронни Джеймса Дио [бывший вокалист Rainbow и Black Sabbath] на одной стороне кассеты и на другой стороне на Глена Хьюза [бывший вокалист Deep Purple и Black Sabbath]. Оба они, конечно же, фантастические вокалисты, но я им сказал, что у меня нет желания слышать Ронни Джеймса Дио и Глена Хьюза, я хотел услышать их самих.

Потому, когда в итоге было объявлено в январе 1994 года, что приемником Брюса Дикинсона в Maiden будет Блэйз Бейли, который был до этого вокалистом группы панк-метал раздолбаев Wolfsbane, вышедшей из Бирмингема, мало кто из знатоков Maiden удивился такому выбору. Как писал репортер и известный человек из Metal Hammer Дейв Линг (Dave Ling): «Не надо было быть Нострадамусом, чтобы предвидеть уход Брюса. И не было сильного шока, когда его заменил Блэйз, потому как Стив не скрывал своего восхищения от Бейли». Группа впервые встретилась со своим будущим вокалистом в 1990 году, когда Wolfsbane играли на разогреве у Maiden во время британского тура 1990 и Блэйз, который тогда еще сильнее напоминал Брюса во время, когда тот еще носил длинные волосы, произвел впечатление на Стива и Нико, пускай даже по разным причинам.

«Я слышал, как он тренируется, разогревает свой голос перед выступлением и было ясно, что как певец он мог бы сделать больше, чем он делал в Wolfsbane», говорит Стив. «Он мне напомнил животное», отреагировал Нико.

Фактически, в нем были оба эти качества, но и еще многое другое, среди которого было желание получить эту работу. На самом деле, Блэйз был одним из потенциальных кандидатов, с которыми Стив общался лично в недели, когда Брюс объявил о своем уходе. Но на тот момент Wolfsbane собирались выпускать живой альбом и отправиться в свой собственный тур по Великобритании. По его словам, он был польщен, но время было неподходящее. Стив все понимал прекрасно и считал верность группе уважаемой чертой.

Вот что он не знал, кроме как спустя много времени, что Блэйз поменял решение «примерно сразу же, как положил трубку телефона». Верность группе была с одной стороны, а с другой надо было удержаться от приглашения. Блэйз уже понимал в глубине души, что «Wolfsbane не смогут сделать дальше ничего». После трех студийных альбомов, одного живого альбома, мини альбома и горсти плохо запомнившихся синглов, однако обласканных рецензентами, Wolfsbane «себя исчерпали». Тем не менее, он остался там для последнего тура и только когда группа села за обсуждение материала для следующего студийного альбома, Блэйз осознал, что в поисках свежих идей группа меняла курс от «настоящего захватывающего хэви-метала» и то, что они делали, уже не подходило к его голосу.

Он взял трубку телефона. «Произошло все несколькими месяцами позже. Мы закончили тур и предполагалось, что будем выпускать другой альбом. А я уже знал, что не хочу этого», говорит Блэйз, «так я позвонил Стиву и сказал: «Вы не нашли еще никого? Просто я хочу прийти и прослушаться для группы. На самом деле хочу сделать это».

«Блэйз был одним, кого я определенно хотел бы прослушать», рассказывает Стив, «но он был еще в Wolfsbane, а у нас было время и мы пока не планировали делать другой альбом, так что мы подумали, что протянем время, чтобы удостоверится в выборе. Откровенно говоря, пара ребят с группы не были полностью уверены. Они знали, что он был хорош на сцене и принимали все это. Но они не были достаточно уверены, подойдет ли его голос для Maiden. Но есть в его голосе одно качество, которое я заметил. Это звучность, которая иногда немного терялась в Wolfsbane. Не поймите меня неправильно. Я считаю, что Wolfsbane были на самом деле хороши, но там требовался иной вокал, а я полагал, что он станет хорош для Maiden. Я также знал, что он был хорошим парнем, потому как я пообщался с ним немного во время тура». К тому времени, как Блэйз позвонил, появился только один серьезный кандидат, который мог с ним соперничать – молодой британский вокалист с великолепным пением. Имя подающего надежду претендента было Дуги Уайт (Dougie White). «Мы записали с ними по паре треков Maiden, заглушив вокал Брюса. Потом я проиграл обе записи для остальных членов группы. Мы все пришли к мнению, что у Дуги был великолепный голос, но мы были уверены, что это не то, что нам надо. Потом проиграли запись с Блэйзом. Нико сказал: «Ну, а это уже Iron Maiden, не так ли?» Я ответил: «Да, то, что надо. Подходит. В самый раз»».

Maiden знали, что нашли своего человека. Позже Дуг присоединился к Rainbow. «Вероятно, Блэйз не так хорош технически, как Дуг, но он является чем-то промежуточным между Полом и Брюсом и, быть может, именно поэтому он так хорошо нам подошел», объясняет Стив. «Единственное, что вызывало беспокойство – это то, что ранее он не участвовал в продолжительных сетах и долгих турне. Думаю, что его самый длительный сет продолжался в течение часа. Я не представлял, что двухчасовой сет каждую ночь в течение года мог бы с ним сотворить. Он тоже об этом беспокоился. Но все, что оставалось – это выйти и попробовать. К счастью, все получилось отлично. С ним здорово быть в группе. Его энтузиазм невообразим. С Яником та же история. И Нико раздолбай. Хорошо, что я и Дейви спокойные».

То, что он был приблизительно такого же роста и коренастого телосложения, как его предшественник, источал такую же изумительную напряженность, стали очевидными чертами сходства между ними, и дали повод неверно истолковать дар, который Блэйз привнес в Maiden: тот факт, что он отличался от Брюса. Последний, вероятно, представлял больше показательность в голосе, тогда как первый делал упор на страсть. И там, где Брюс старался выделиться на фоне Maiden, чтобы не быть преуменьшенным, Блэйз демонстрировал уверенность и пышность короля, который так долго ждал, чтобы взойти на трон. Блэйз Бейли (Blaze Bayley, настоящее имя Бейли Кук (Bayley Cook)) родился в Бирмингеме 19 мая 1963 года. «Обычно я лгу относительно своего возраста», улыбается он, «Вы узнаете правду только если прочтете эту книгу! Слово «Блэйз» было моей кличкой в школе, потому я и использовал это имя, когда мы начали. Вокруг было множество глэм-матал команд вроде Motley Crue и мы все были окутаны той атмосферой, желая возмущать общественность, мы придумывали себе глупые имена и так друг друга называли. Я правда не знаю отчего меня назвали Блэйз. Мы называли басиста Slut Wrecker, над чем особо долго не задумывались. В любом случае, люди всегда полагали, что мое имя было моей фамилией, и потому я его сохранил. Так меня узнали, как Блэйза. Я даже сам иногда называю себя Блэйзом».

« »

На правах рекламы:

• На http://www.wsmebel.ru антикварные журнальные столики.