Iron Maiden отвечают на вопросы читателей

Музыканты Iron Maiden ответили на вопросы, заданные читателями MetalHammer

Вы на самом деле считаете, что поклонники пожелают услышать весь новый альбом в этом турне вместо десятка классических композиций?

Стив Харрис: Это так, многие поклонники думают, что они хотят слышать старые вещи. Но, приходя на концерт, получают приятный сюрприз. А если нет, им остается, лишь подождать, когда будет следующий тур.

Дейв Мюррей: Естественно, в сети повсеместно была размещена информация о том, что мы планируем сыграть новый альбом полностью. Поэтому многие понимали, на что им предстоит идти и им приходилось выбрать. Конечно, в будущем будут другие турне, где группа будет играть большое количество старых композиций. Иногда просто нужно немного сменить сценарий, к которому все привыкли.

Эдриан Смит: Мы часто играли старые песни в течение последних туров. На сей раз, мы были готовы каким-то трудностям, но, во всяком случае, пока все идет лучше, чем ожидалось. Так что, мы не ошиблись, правда?

Яник Герс: Мы чрезвычайно горды своей историей, но горды мы и новой работой. Настал час, когда мы имеем возможность показать, на каком этапе находимся. Я считаю это правильным.

Композиции на «A Matter Of Life And Death» достаточно прогрессивные. Какие коллективы вы слушаете? Кто вдохновлял вас?

Стив: На последних пластинках чужое влияние можно услышать с большей вероятностью, чем когда бы, то ни было ранее. В частности, заметно воздействие ранних Genesis, Jethro Tull и Wishbone Ash. На новой пластинке есть несколько моментов, где явственно просматривается влияние Tull, в середине «Out Of The Shadows» особенно. Это, конечно же, не копирование Tull, и, пожалуй, сделано не специально. Просто как-то само собой получилось.

Брюс: Вдохновляли меня такие персоны, как Артур Браун и Питер Хэмилл, Ронни Джеймс Дио и Ян Гиллан. Своеобразная смесь. Почему-то так получилось, что на новом альбоме музыка Maiden обрела чувственную глубину, которая не была раньше такой очевидной.

Нико МакБрейн: Порой звучание альбома повторяет традиции семидесятых годов. В нем прогрессивная сторона обрела силу и его непременно следует слушать с наушниками.

Как вы относитесь к мнению, что ваша новая пластинка – лучшая с 1988, когда была выпущена «Seventh Son Of A Seventh Son». Не делает ли это напрасной всю ту работу, которую группа проделала за этот долгий период?

Брюс: Что касается меня, то я считаю альбом лучшим со времен «Piece Of Mind». Я не могу представить, станет ли следующая работа еще лучше, говоря это.

Стив: Пластинка достойна всего, сделанного нами в прошлом. Но вообще-то все это – не более, чем обыкновенные споры за стойкой бара.

Нико: Во время записи альбома я думал что-то вроде: «О, да! Это чертовски круто!» Ему удалось вернуть меня в прошлое, в атмосферу семидесятых.

Вопрос к Нико. Это твое синее лицо я видел в клипе к «Flight Of Icarus»? Скажи, если это так, они заставили тебя сделать это?

Нико: Ха-ха-ха! Заставили. В 1982 году я только начал работать в группе, и «Flight Of Icarus» - первый сингл после «The Number Of The Beast». Я услышал: «Так как ты – новичок, то будешь исполнять роль Икара». Я сказал: «Что ж, видимо придется». Я не знал о том, что мне предстоит, раскрасить лицо синей краской, и стоять, накинув капюшон, на краю обрыва, глядя вниз на волны, что бьются о стены скал. В день, когда проводились съемки, было достаточно ветрено, и я тогда был здорово напуган.

Стив, что ты скажешь о том, как обстоят дела в Премьер-лиге у Вест-Хэма? Правда прикольно?

Стив: Я бы сказал, болезненно. Надеюсь, что они не выгонят Алана Пэрдью, им была проделана немалая работа, и от него нельзя избавляться. Я по-настоящему расстроен.

Уважаемый мистер МакБрейн, в последнее время охранников давить больше не приходилось?

Нико: Я бы сказал, предположительно задавил. А на самом деле не давил, нет. Это, я вам скажу, удовольствие дорогое.

Яник, недавно в одном из интервью, ты заявил, что не относишь Iron Maiden к хэви-металу, это правда? И еще, какой цвет тебе нравится?

Яник: Да это так, к хэви-металу я наше творчество не отношу. Для меня вся существующая музыка – одно целое. В нас много энергии, «тяжести» и агрессии, но, одновременно это не является металлом. А цвет – темный пурпурный.

Многие из композиций Maiden посвящены историческим событиям и персонам, так что, я считаю, что творчество группы должно войти в школьную программу по истории. Я, кстати, учусь в ВУЗе. Вам не сложно создать песню о вакцинации Дженнера от оспы и севообороте?

Брюс: Гм… Полагаю, песня о севообороте – это к Jethro Tull. Быть может, даже, они уже сочинили нечто подобное.

Стив: Ха-ха-ха! Да, отлично. Запомним вашу идею.

После “Mission From ‘Arry” была настоящая драка?

Брюс: Не было, нет. Если и говорить о драке, так только вспоминая о том, как я был вынужден ткнуть Нико в пузо, потому что он собирался поломать кассету. Он был чертовски зол, а Аррии – весел. Это была драгоценная запись.

Стив: Нет, никакой драки не было. Хотя все к тому шло. Жаль, что нам не удалось записать то, как спор начинался. Длилось все минут десять – пятнадцать.

Нико: Та кассета была у меня в руке, и Брюс ударил меня, дабы ее забрать. Не сильно. Я выронил кассету, а Брюс ее поднял, и я направился следом за ним по коридору, злясь. Мне хотелось мщения. Я жаждал драки. Тогда думал: «Все, ухожу из группы». Потом же Брюс сказал: «Прости, но на этой кассете у меня записаны слова к композиции “Powerslave”. Все успокоилось.

Вам бы хотелось что-то изменить в прошлых сценических костюмах, если бы представилась такая возможность?

Брюс: Я не стал бы что-то менять и в самой ужасной своей одежде. Я не привык, о чем бы то ни было жалеть, так как все это части пестрого гобелена судьбы. В любом случае это пригодиться, хотя бы, чтобы припугнуть в будущем своих детишек.

Нико: Сказать честно, в восьмидесятых я нередко выглядел дурацки. Но такова была моя эпоха. Я был молодым и тщеславным.

Дейв: Тогда носить спандекс было нормально: все одевались так. Но теперь это действительно выглядит несколько странным. Наша одежда сама по себе затмевала все вокруг, выходила на первый план.

Эдриан: Наверное, я грешен в этом смысле больше, чем другие. Несколько лет я носил на голове громадный сноп. Кроме того, я выкрасил его в блондинистый цвет только для того, чтобы запомниться публике. Это, кстати, запечатлено на фотографиях с моей свадьбы.

Яник: А мне не приходилось носить спандекс, так как я выглядел бы в нем как комик Макс Уолл. Моя одежда – джинсы. Поэтому я не слишком жалею о прошлом.

Это, правда, что Род Смолвуд гораздо беспощаднее, чем кажется в записи «Early Days»?

Брюс: Конечно! Он намного хуже. Но мы не будем жаловаться, как другие.

Стив: С Родом лучше иметь дело, когда он пребывает в напыщенно-добром настроении, а попадаться ему, когда он не в духе нельзя ни в коем случае.

Нико: Если говорить откровенно, для DVD он немножко подобрел. Он прямолинеен и не выносит, когда его окружают глупые люди. Вы, конечно же, можете спросить, как мне удалось оставаться в группе целых двадцать пять лет. Всегда необходим кто-то, кому под силу взять человека за яйца, дать ему по морде. Не одалживайте Роду денег, даже пятерку. Вы не то, что своего не вернете, но и должником станете.

Дейв: Нет. Род - это джентльмен и хороший наставник. Дьявольски симпатичный человек.

Какие обложки альбомов вам по вкус, а какие - нет.

мБрюс: Мне больше других нравится «Powerslave». А вот от «Fear Of The Dark» я был не в восторге. Она оказалась не такой угрожающей, какой мне хотелось бы ее видеть.

Стив: Я очень люблю «Somewhere In Time», а самой слабой, наверное, считаю «No Prayer For The Dying». Нет, нельзя сказать, что она ужасна, но и хорошей ее не назовешь.

Нико: Мне нравится «Somewhere In Time». Я соглашусь со Стивом, что «No Prayer For The Dying» явно не удалась.

Дейв: Мне по вкусу фантастический стиль «Somewhere In Time», однако любимая обложка – «Powerslave», ее пирамиды, образы и символизм. «The X Factor» меня приводит в состояние ужаса: она чудовищна. Во всех смыслах.

Эдриан: Я люблю «Brave New World». Художественная, на мой взгляд, обложка. Хотя в живописи я, по правде говоря, ничего не смыслю.

Яник: Каждая из обложек поражает воображение, мне запомнились все без исключения.

Вам приходилось хотя бы однажды видеть живьем Maiden-трибьют коллектив? Понравилось что-нибудь?

Брюс: Я видел группу High-On Maiden, коллектив с севера Англии. Ребята молодцы: они позаботились обо всем необходимом антураже. Иное дело, что хорошо бы было им иметь оборудование, чтобы выглядеть достойно.

Нико: Мне тоже приходилось видеть High-On Maiden. Они действительно были неплохи. Кстати, у меня есть и собственная трибьют-группа, носящая название McBrain Damage. Играем мы не только вещи Maiden, но и немного Оззи.

Дейв: Явидел в Канаде группу, которая делала кавер-версии на песни эпохи «Powerslave». У них была даже мумия. Без сомнения, они вложили много денег и сил в этот проект.

Эдриан: Один раз я даже играл на одной площадке с подобным коллективом на встрече фан-клуба в Голландии – «High-On Maiden». Играли мы «Two Minutes To Midnight». Хотя я забыл ее, так как давно не исполнял.

Яник: Я не люблю трибьют-группы. Их сегодня развелось слишком много. В итоге заканчивается тем, что коллективы, играющие каверы «Abba», исполняют их на арене Уэмбли. Зрелище, напоминающие то ли кабаре, то ли пародию.

Стив, ты хорошо знаешь, как живут группы и ребята во время гастрольных туров. Не опасаешься отпускать Лорен в туры с ее бандой?

Стив: Да нет, не очень. Она взрослая. Довольно много уже поездила по миру, для того, чтобы знать, что и как. Меня это не беспокоит. Она выступала у Элиса Купера на разогревах, выступала на фестивалях «Rock Im Park», «Rock Am Ring», «Download», а также в клубах. Я знал, что она к этому готова. И, наверное, переживаю больше я, нежели она сама.

На правах рекламы:

http://technodeluxe.by/ купить трековые светильники.