«СМИ даже не подозревают...» - Брюс Дикинсон

В текущем году исполнится 23 года пластинке «Live after death», и одновременно гастрольной программе «World slavery tour». Чувствуете ли вы, что прошло столько времени?

Харрис: «И нет, и да. Во время турне испытываешь странное ощущение, кажется, что прошло много времени, так как в этот промежуток случилось много событий. Однако когда возвращаешься в определенное место и играешь те же вещи, создается впечатление, что времени прошло не так уж много. Очень странное ощущение».

Дикинсон: «Знаешь, что заметно насчет Америки? Многое изменилось, но многое – осталось по-прежнему. Дороги не изменились, дверные ручки остались теми же, и души в номерах такие же дерьмовые. По-прежнему в Лос-Анджелесе самые медленные в мире лифты. Пятьдесят процентов из них заторможенные. Так что много чего выглядит так, как будто это происходило еще вчера (смеется)».

Вы обошли на этот раз стороной Арену Лонг-Бич. Вы сделали это специально, чтобы не испортить старые впечатления?

Харрис: «Думаю, этот вопрос лучше задать Роду Смолвуду (смеется). В восемьдесят пятом мы выступали в Ирвайне тоже».

Дикинсон: «Несколько лет назад мы выступали пару раз на Арене Лонг-Бич, и, признаться, нам было немного не по себе. Совершенно отсутствовала та атмосфера. Потому мы подумали: «Лучше оставим в покое это место». В предыдущем турне мы играли в Форуме в Инглвуде, Калифорния, в котором также выступали в восемьдесят пятом, однако там все прошло отлично».

Похоже, практически на каждой площадке в этих гастролях все билеты раскупаются полностью, и практически везде вы бьете рекорды продаж мерчандайза, неплохой бизнес, не правда ли?

Харрис: «Конечно. Но ты знаешь, есть пословица «любишь медок, люби и холодок». В любой карьере, особенно такой протяженной, есть взлеты и падения. Сейчас мы на гребне волны, однако, что будет завтра – не знает никто. Посмотрим. Иногда наступает твое время. Мы оказались правы насчет того, что всегда имели глобальный подход к вопросу нашей карьеры. И нам в этом плане очень повезло. Как только становилось хреново в одной сфере, сразу же улучшалось в другой. Многие группы такой роскоши не имеют, - поехать, куда душа запросится. Казалось бы, зачем рваться на рынок, которому в данный момент до тебя нет никакого дела? Однако вернуться домой всегда приятно, а потом вновь отправиться в дорогу. Возможно, это оттого, что мы к этому привыкли. Может быть… есть другие моменты. Так или иначе, нам приятно возвращаться обратно!».

Дикинсон: «Дело вовсе не в том, чтобы сконструировать какую-то машину-чудовище, которая бы колесила по странам и изрыгала бы огромное количество статистических данных по продажам маек и билетов. Дело не в этом, а в поддержании уровня дилетантства. Даже если мы вовсе и не дилетанты, все равно всегда стараемся таковыми себя считать. Так как это единственный способ организовать по-настоящему достойное представление. Нужно постоянно беречь в себе искорку, что зажгла нашу карьеру. Первые наши выступления были очень важны, потому что они целиком занимали наши головы. Ты можешь выступить всего раз в месяц, но все это время ты проведешь с мыслями об этом одном концерте. Чтобы не свести на нет это возбуждение, нельзя ни в коем случае пресыщаться. Как только тебя это пресытит - считай, все кончено. И если кто-то утверждает обратное, он лжец».

Вы до сих пор испытываете нервозность, выходя на сцену?

Дикинсон: «По-разному. Иногда больше, чем другие. Все зависит от того, как прошло выступление накануне. Если выступления идут здорово одно за другим - все проходит «на ура». А если концерт-другой пройдут «не очень», то на сцену выходишь с дрожью в коленях».

Харрис: «По правде говоря, я переживаю больше за дочку (Лорен, выступающую «на разогреве» у Iron Maiden на этих гастролях). Вчера был неплохой пример. По той причине, что передвинули начало, арену заполнили только наполовину. В большинстве случаев она под завязку набита, и все проходит как нужно. А на этот раз мы заметили, что на стоянке еще шатаются какие-то люди. Однако я считаю, что она хорошо выступила».

У вас есть объяснения популярности Iron Maiden?

Харрис: «Сложно объяснить это какой-либо другой причиной, кроме того, что нам пришлось затаскать по гастролям до дыр свои задницы за все эти годы. Черт, мы играли месяц за месяцем по шесть раз в неделю. И так год за годом. Наконец, мы сказали Роду, что, неплохо, было сбавить обороты, иначе мы можем «отбросить копыта». Он согласился. Вернее, согласился частично. Когда-то он был музыкальным агентом, потому такие вещи ему даются не сразу».

Дикинсон: «По-моему мнению, во-первых, мы строили карьеру годами. Это не произошло вот так сразу. Между журналистами и населением существует огромная пропасть. Журналисты даже не подозревают, что здесь происходит. Им не под силу изучить глубину вопроса. Однако если вы спросите любого человека, почему он пришел на наш концерт, он скажет «потому что Maiden - это круто». Им нравится, что мы делаем, и они это передают из уст в уста. Почему? Я считаю, мы довольно колоритная концертная группа. Я отлично знаю, насколько мы можем играть хорошо. Даже если мы и посчитаем какой-то концерт неудавшимся, большинство ничего такого и не заподозрит. У нас по-настоящему высокие стандарты для музыкантов внутри группы. И я полагаю, это и играет решающую роль, когда мы находимся на сцене. Помимо этого, вы получаете отличное шоу».

Брюс, ты занимаешься транспортировкой группы по всему миру на самолете. Откуда, черт возьми, ты берешь энергию на это после двухчасового концерта?

Харрис (смеется): «Я тоже понятия не имею, откуда он черпает свою энергию!»

Дикинсон: «Ну, это, кстати, бывает, крайне, редко, когда я пилотирую сразу на следующее утро. На практике такого не бывает, так как по правилам CAA у тебя обязан быть отдых не менее двенадцати часов. Но со сцены я ухожу в 11 вечера, а рейс назначен на 11 утра на следующий день, в итоге, пилотом я быть не могу. Однако если самолет вылетает на несколько часов позже, и я не куролесил всю ночь и хорошо выспался, то тогда я сажусь за штурвал».

Ed force one возвратился к обычному полетному графику на время вашей поездки в США. Однако на нем по-прежнему изображен Эдди, но я слышал, что некоторые пассажиры боятся на нем летать…

Харрис: «Он вернулся в распоряжение компании Astraeus, в которой трудится Брюс. Astraeus делает много чартеров в Африку, и, по их словам, пару человек, т.е. совсем немного, лететь на нем отказались из-за «дурного знака». Думаю, если вы раньше не встречали ничего подобного, вам это может показаться жутковатым».

Дикинсон: «Да, принято решение убрать Эдди с хвоста, потому что все боятся подниматься на борт, мотивируя это тем, что на нем проклятье Вуду. Удивительно, но это правда. Где бы в Африке самолет не приземлялся, никто никогда не слышал об Iron Maiden. Однако они видят нарисованного на хвосте Эдди и думают: «Господи! Это демон, мы ни за что не полетим на нем!» В странах Европы же наоборот – почти все пассажиры с легкостью отваживаются на полет.

Самолетом совершаются стандартные рейсы, он специально предназначен для чартеров. Если какой-нибудь самолет ломается, отправляется в полет Ed Force One. Вчера он летал вместо компании Thompson, сегодня полетит вместо еще какого-нибудь чартера. Его эксплуатируют, таким образом, постоянно. Для нас это хороший PR. В аэропорту Гатвик он был вообще чуть ли не суперзвездой. На нем сосредоточено всегда повышенное внимание, так что даже диспетчер на вышке говорит что-то вроде «Эй вы там, за бортом Iron Maiden, вам разрешено руление». Самолет перестали именовать «Astraeus 757», он просто стал «бортом Iron Maiden», это очень забавно».

Харрис: «Путешествовать самолетом очень удобно. Но, признаюсь, я скучаю по автобусам. Скажем, Эдриан и Нико просто терпеть не могут автобусы! А мне их не хватает. У тебя больше возможностей увидеть страну, в которой ты находишься, рассмотреть ее из окна. И дети мои выросли в автобусе. С ними у меня много воспоминаний».

С гастролями вы уже побывали в Австралии, Индии, Мексике, Японии, Коста-Рике, Чили, Аргентине, Торонто, Нью-Йорке… Что дальше по плану?

Дикинсон: «Честно? Собираемся выступать там же по второму кругу!» (смеется)

Харрис: «По окончании турне по Америке мы играем на «Твикенхэме», на всех фестивалях Европы, далее Польша, Хорватия, Венгрия, а затем финишируем 19 августа в Москве. Это классно. Не могу дождаться».

Дикинсон: «Было бы отлично посетить Юго-Восточную Азию. Никогда не выступал в тех краях, ни разу не играл в Бангкоке. Конечно, в России тоже должно быть круто. Так что возможно все».

Где вам понравилось больше всего в ходе этого турне?

Харрис: «В Южной Америке, без всяких сомнений. Считаю, у них едва ли не самая классная в мире публика. Конечно, где бы мы ни выступали, нас встречают везде великолепно, но, тем не менее, это все равно не сравниться с тем, что творилось в Южной Америке!»

Дикинсон: «Таких мест так много, что выделить что-то одно сложно. Пожалуй, я бы упомянул Коста-Рику, так как просто обалдел, увидев, сколько народу пришло. Тридцать тысяч! У нас нет звукозаписывающей компании в этой стране, не выходят записи и не выходили никогда. Однако пришло тридцать тысяч человек, и они до единого слова знали все песни. Черт побери, это было восхитительно! Еще один крупный концерт прошел в Боготе, Колумбия. Просто огромная толпа. Затем был Мехико, наверное, 55 тысяч билетов было продано. Знаешь, нам бы хотелось сыграть на вмещающем 150 тысяч стадионе «Ацтек», но не вышло. Уникальное место. Изначально он строился как 18-тысячник, но со временем разросся».

vНесмотря на переполненные стадионы и арены по всему миру, за последние 25 лет первым стадионным выступлением Maiden на родине станет в ближайшие выходные концерт на лондонском регбийном стадионе «Твикенхэм». Это будет событие, которого, по мнению Дикинсона, ждали очень долго.

«Все дело во времени, – невозмутимо говорит он. - Нас всегда нанимали для фестивалей, которым нужна была группа-хэдлайнер. Однако постепенно мы пришли к мнению, что с нас хватит очередных фестивалей. Лучше давайте-ка сделаем собственное шоу!»

«Помимо этого, – добавляет он, улыбаясь с ехидцей, - меня радует, что этот стадион от моего дома совсем недалеко! Сомневаюсь, что отправляюсь туда на велосипеде, но, наверное, мог бы. Возможно, я поеду туда на 237-м автобусе».

Maiden выступит в Лондоне на регбийном стадионе «Твикенхэм» с Within Temptation, Лорен Харрис и Avenged Sevenfold 5 июля, в субботу.

Откровения - Брюс Дикинсон и Стив Харрис делятся секретами успеха Maiden…

Кровные братья

Дикинсон: «Играть в Maiden - это как жить в дружной большой семье. Ты не можешь выбирать себе семью, потому вынужден с этими людьми расти, прощать им их проступки и ошибки, также как и примиряться с их успехами».

Зло, которое делают люди

Харрис: «Люди хотят попасть в музыкальный бизнес из ложных побуждений. Понятно, что хорошо иметь материальные блага, но они не должны быть первичными по отношению к музыке. Если ты обладаешь властью, неважно, королева ты ил простой начальник, у тебя появляется возможность принимать важные решения. И если ты хороший человек, ты всегда будешь поступать честно и обдуманно».

Будь быстрым или мертвым

Дикинсон: «Моя главная цель в жизни – чтобы то, чем я занимаюсь, ни в коем случае не стало похожим на работу. Я стремлюсь лишь к одному - заниматься делом, которое мне по душе. И я считаю, что в этом случае проживу очень и очень долгую жизнь».

На правах рекламы:

Смотрите подробности ремонт холодильников в алматы на нашем сайте.